Лондонский Скотланд Ярд, уголовный розыск Англии

Лондонский Скотланд Ярд, уголовный розыск Англии

В 1877 году в угловой квартире на Монтагью-стрит близ Британского музея поселился Шерлок Холмс. В своей знаменитой квартире на Бейкер-стрит, 221б Холмс с Уотсоном жили с 1881 по 1904 год. Затем Холмс перебрался в Суссекс и дальнейшая его деятельность протекала уже вне Лондона. К моменту его прибытия в британскую столицу структура полиции уже оформилась и оставалась практически неизменной (за исключением тех подразделений, которые можно отнести к специальным службам, а не к обычной линейной униформированной или уголовной полиции).

Все полицейские силы находились под управлением главного комиссара Столичной полиции (Metropolitan Police), который, действуя под непосредственным началом министра внутренних дел, отвечал за всю полицейскую систему Столичного полицейского округа (15 миль в окружности от Чаринг-Кросса, исключая Сити). Их на веку Холмса было пятеро: подполковник сэр Эдмунд Хендерсон (1869-1886), бывший руководитель иерусалимских раскопок полковник сэр Чарльз Уоррен (1886-1888), Джеймс Монро (1888-1890), однорукий полковник сэр Эдуард Бредфорд, потерявший конечность в Индии в пасти тигрицы (1890-1903), и сэр Эдуард Хенри (1903-1918). Под руководством главного комиссара находились три ассистирующих комиссара (обычно оригинальный термин преводится как помощник комиссара, однако это не совсем верно, а более удачный мне что-то не подобрать), два из которых занимались общеполицейскими вопросами, а третий отвечал за Департамент уголовных расследований.

Для исполнительных целей единицей полицейской организации в Лондоне являлся дивизион. Весь Столичный полицейский округ, включая Темзу, был размечен на двадцать два дивизиона (это число верно для тех времён, когда Холмс находился в пике своей карьеры; по мере роста города оно менялось), обозначаемых буквами английского алфавита: там, где плотность населения была велика, а движение транспорта очень активно, дивизионы были меньше, а в пригородах и по соседству с Лондоном они имели большую протяженность. Во главе каждого из этих дивизионов находился офицер, называемый суперинтендантом, который для публики являлся представителем полицейской власти в пределах дивизиона и который отвечал перед своим начальством за эффективное управление и контроль всех вопросов, связанных с полицейским администрированием. В тогдашней России аналогами дивизионам и суперинтендантам были городские части и частные приставы. Суперинтендант был высшей должностью, до которой мог дослужиться простой констебль. Под его командованием находилось несколько сот констеблей, распределённых по различным участкам в дивизионе. В иерархии каждого дивизиона имелись также старший инспектор, от 20 до 50 инспекторов и от 40 до 70 сержантов.

Все дивизионы имели прямую телеграфную связь со штаб-квартирой и друг с другом, а во внешних округах с 1888 года стала внедряться американская система электрической связи между фиксированными постами на улицах и полицейскими участками. Интересно, что телефонная связь в полиции появилась очень поздно — её стали проводить в 1911, и последний лондонский участок был телефонизирован в 1917 году. До этого единственным полицейским телефонным аппаратом был тот, что стоял в кабинете главного комиссара и связывал его с министерством внутренних дел.

Дежурство в Столичном округе осуществлялось посредством патрулей, имевших замкнутый маршрут, обход которого в среднем занимал 15-20 минут. На каждый маршрут назначался только один полицейский, вооружённый дубинкой (с 1898 года, после ряда нападений на констеблей и убийства полицейского констебля Болдуина, их вооружили также револьверами системы Уэбли – каждый мог выбрать, идти в патруль с оружием или без оного), свистком и специальным масляным фонарём «бычий глаз» с линзой, при помощи которой можно было устанавливать ближний либо дальний свет, либо вовсе закрывать его особой шторкой. Эти фонари не гасились всё дежурство и разогревались так сильно, что в ненастные холодные дни констебли использовали их как грелки, и даже кипятили на них чай. Кроме патрулей, с 10 вечера до часа ночи на опредёленные фиксированные посты заступали констебли, находившиеся там постоянно и доступные всё это время для публики. В случае, если кто-нибудь поднимал тревогу при помощи трещотки либо бил на улице или ещё где-нибудь в колокол, такой констебль был обязан немедленно проследовать туда и оказать помощь. Любой патрульный констебль, первым оказавшийся близ покинутого поста, должен был занять место ушедшего товарища.

В среднем классе было принято также заказывать констеблей для присутствия на вечеринках, торжествах, обедах и прочих подобных мероприятиях, для чего можно было обратиться с просьбой к своему дивизионному суперинтенданту. Полицейские осуществляли в таких случаях дежурство в свободное от основной службы время, получая от нанимателей от 5 до 10 шиллингов.

Полицейский «день» продолжался с 6 утра до 10 вечера; «ночь» — с 10 вечера до 10 утра, и продолжительность дежурства менялась в зависимости от того, был это «день» или «ночь». Дневное дежурство производилось в две смены по 4 часа каждая во внутренних дивизионах, тогда как во внешних дивизионах, где патрульные маршруты были длиннее, констебль находился на ногах все 8 часов подряд. Если констебль заступал в шесть, он дежурил до десяти, и потом с двух часов дня до шести. В противном случае констебль дежурил с десяти до двух и с шести до десяти. Ночью констебль дежурил все 8 часов, причём количество полицейских на дежурстве утраивалось по сравнению с дневным временем.

В среднем, рабочий день суперинтенданта занимал 12 часов, как днём, так и ночью. На комиссии по вопросу полицейских пенсий суперинтендант Хантли сообщал, что он никогда не имеет положенной половины дня в субботу для отдыха, и редко бывает дома по воскресеньям. За свою работу суперинтендант получал от 135 до 155 шиллингов в неделю (350-400 фунтов в год).

Плата констеблям после вступления в полицию составляла 24 шиллинга в неделю; после трёх недель она вырастала до 27 шиллингов; после пяти лет — до 30 шиллингов. Сержанты получали от 34 до 38 шиллингов (88-100 фунтов в год), инспекторы от 45 до 63 шиллингов (117-162 фунтов в год); старшие инспекторы — 73 шиллинга (190 фунтов в год).

Для сравнения можно вспомнить, что доктор Уотсон по прибытии в Лондон получал 11,5 шиллингов в неделю, визит врача на дом стоил в среднем 5 шиллингов (для джентльменов, к которым можно было отнести разве что высшие полицейские чины, он стоил гинею (21 шилл.)).

Стандартная полицейская процедура после обнаружения трупа выглядела примерно так: полицейский констебль (патрульный или вызванный с фиксированного поста), первым оказавшийся на месте происшествия, вызывал свистком или световыми сигналами подмогу. Он оставался ответственым за порядок на месте до прибытия полицейского начальства, поэтому отправлял кого-то из пришедших на подмогу констеблей за врачом (обычно посылали за полицейским дивизионным хирургом, но иногда это был просто ближайший дежурный врач). Другой констебль шёл в ближайший полицейский участок за санитарной тележкой и возвращался с нею, дежурным участковым инспектором и некоторым количеством констеблей из резерва для установления оцепления. Врач делал поверхностный осмотр на месте, после чего труп отвозился в морг ожидать вскрытия. При участках и частях не было своих моргов, эти заведения всегда принадлежали приходам или находились при лазаретах работных домов. Обычно, получив сведения о произошедшем на его участке убийстве, дежурный инспектор извещал об этом детективов (устно, если имелся отдел уголовного розыска при том же участке, либо по телеграфу), и они тотчас отправлялись на место, чтобы перенять у линейной полиции руководство расследованием. Детективы устанавливали личность мёртвого тела и дело поступало в особый коронерский суд, где жюри присяжных должно было вынести вердикт о естественной причине смерти либо умышленном убийстве. Задачей уголовной полиции было не только искать и арестовывать подозреваемых, но и представлять на этот суд всех найденных значимых свидетелей.

Как известно, Шерлок Холмс чаще имел дело именно с детективами из уголовной полиции. И инспектор Лестрейд, и Грегсон, и Этелни Джонс — все они были детектив-инспекторами из Скотланд-Ярда. Шерлок Холмс застал Департамент уголовных расследований уже после его преобразования. В 1877 году, как раз в год прибытия Холмса в Лондон, трое офицеров из Детективного отдела были осуждены по скандальному делу о коррупции, и уже в апреле 1878 был создан Департамент в том виде, в котором его знал Холмс. Как я уже писал, он возглавлялся одним из ассистирующих комиссаров. Среди них были Чарльз Винсент (1878-1884), Джеймс Монро (1884-1888), доктор Роберт Андерсон (1888-1901). Кстати, у Роберта Андерсона, бывшего также известным теологом-миллинеаристом и удачливым борцом с ирландскими террористами в начале своей карьеры, есть статья о Шерлоке Холмсе с точки зрения полицейского — если у меня будет время и желание, я её переведу.

Непосредственно работой детективов руководил главный констебль. В его подчинении были старший суперинтендант, три старших инспектора, два десятка инспекторов, детектив-сержанты и детектив-констебли. Находясь при центральном управлении Столичной полиции, Департамент занимался особо важными делами, при необходимости не ограничиваясь только пределами Столичного округа, но и распространяя свою деятельность на всю территорию Великобритании. Однако большую часть розыскной деятельности осуществляли отделы уголовного розыска, имевшиеся при каждом дивизионе, и возглавлявшиеся офицером, имевшим должность местного (или, если угодно, локального) инспектора, и так же имевшие в штате детектив-сержантов и детектив-констеблей (всего в дивизионных отделах было около 175 инспекторов и сержантов, а на дежурстве находилось 80 патрулей). Конан Дойл плохо знал собственную британскую полицейскую систему, и поэтому Холмс практически в любом деле, как-то связанном с полицейским расследованием, встречает детективов из центрального управления. Однако всякой уголовщиной, от краж до убийств, всегда начинали заниматься дивизионные отделы уголовного розыска, и только в особых случаях к ним на помощь приходили коллеги из Департамента уголовных расследований.

Жалование в уголовной полиции было выше, чем в униформированной линейной полиции (и это служило причиной антагонизма между обычными полицейскими и детективами), но туда не так легко было попасть. Во-первых, при приёме на розыскную службу минимальным ростом для кандидата был установлен рост в 5 футов 7 дюймов — т. е. около 170 см, что было непреодолимым препятствием для многих из тех, кто мог стать талантливыми сыщиками. Самым низкорослым детективом во времена Холмса был инспектор Эдмунд Рид из Эйч-дивизиона (Уайтчепл), имея только 165 см роста. Во-вторых, нужны были рекомендации, что ты действительно имеешь способности к сыскной работе.

В отличие от своих континентальных коллег, британские детективы были опутаны массой формальностей, мешающих их работе (в мемуарах они всё время жаловались на это и завидовали французам и русским, особенно в случаях, когда эти формальности не давали раскрыть дело или довести его до суда). Так, арест за серьёзные преступления с дальнейшим содержанием под стражей мог быть произведён только по ордеру, выданному судьёй; если полиция арестовывала человека по подозрению, она обязана была выдвинуть обвинение и отпустить его под залог, либо представить его в течении суток в суд упрощённого судопроизводства, либо в крайнем случае в ближайший доступный суд. Если это не удавалось сделать, полиция должна была отпустить подозреваемого под полицейский залог, обычно на семь дней, пока они готовили дело, собирали свидетельства и выдвигали обвинение.

Существовала также масса сложностей и в обычной сыскной работе. Так, например, чтобы приехать из Лондона в Баскервиль-холл, инспектор Лестрейд обязан был получить письменное разрешение от комиссара на эту поездку (более всего на расходование казённых денег). Даже для того, чтобы проследить за подозреваемым, едущим, скажем, на конке, и не платить за такую поездку из собственного кармана, детектив обязан был предварительно (!) получить разрешение на трату казённых средств от комиссара.

В рассказах Конан Дойла Шерлок Холмс то и дело сам посещает своих коллег-детективов в Скотланд-Ярде. Штаб-квартира Столичной полиции находилась по адресу Уайтхолл-плейс, 4, но реально занимало задние помещения (бывшие картиры прислуги), выходившие в Большой Шотландский Двор (Great Scotland Yard), небольшой проезд, шедший параллельно Уайтхолл-плейс. До объединения Англии с Шотландией помещения вокруг двора служили местом, где останавливались шотландские короли или их послы.

Собственно Департамент уголовных расследований занимал тогда небольшое двухэтажное здание во дворе. В 1890 году Столичная полиция переехала в новое здание, построенное на набережной Темзы, которое отныне носило название Новый Скотланд-Ярд. Сюда же перебрался и Департамент уголовных расследований, где и был до переезда в современное здание. И именно сюда вторую половину своей карьеры захаживал Холмс.

Несколько дел Шерлока Холмса были связаны территориально с Сити, областью площадью 1 кв. миля в самом сердце Лондона, которая имела не только собственное правительство в лице лорд-мэра и олдерменов, но и собственные полицейские силы. Штаб-квартира полиции Сити находилась на Олд-Джури, 26, здесь обосновались собственный комиссар, старший суперинтендант, в полиции Сити были собственные инспекторы, сержанты и констебли.

Даже форма полицейских отличалась от той, что была в Столичной полиции. Констебли и сержанты Сити носили шлем с гребнем, как у пожарных, и имели желтые буквы номера на петлицах в противоположность белым в Столичной полиции. Имелся в полиции Сити и собственный отдел уголовного розыска, занимавшийся большей частью экономическими преступлениями — а чем ещё им полагалось заниматься, находясь в самом сердце финансового центра Британской империи?


Светозар Чернов

Лондонский Скотланд Ярд, уголовный розыск Англии

New Scotland Yard — это адрес расположения её центрального офиса, подобно тому как «Петровка, 38» — знаковый адрес московского полицейского главка. Причём в центре Лондона действует другое полицейское учреждение — City of London Police. Вообще в стране функционируют 52 полицейских формирования: 43 в Англии и Уэльсе, 8 — в Шотландии и один в Северной Ирландии. Друг от друга они административно не зависят, но довольно тесно и продуктивно сотрудничают. Все они подчиняются Министерству внутренних дел Великобритании, которое организует их взаимодействие.

История свидетельствует об особенном отношении жителей Туманного Альбиона к своим правам и свободам. Столетиями здесь не было постоянной полицейской службы. В Лондоне поддержанием правопорядка и охраной имущества занимались сами горожане. Со временем появилось большое число частных охранников, «ловцов воров», сыщиков, которыми мог стать любой желающий. Однако серьёзной силы, способной вести борьбу с преступностью, не было. Главари банд, шантажисты и вымогатели имели огромную власть. В 1815 году преступники на три дня установили контроль над лондонским районом Вест-Энд. Они грабили и сжигали дома, в особенности жилища богатых дворян и даже министров. Против таких открытых выступлений власти использовали армию, которая действовала жёстко и очень эффективно. В XIX веке правительство стало всерьёз опасаться гражданских беспорядков и революций. В результате разгона политического митинга силами королевской кавалерии в 1819 году одиннадцать человек были убиты, сотни серьёзно ранены. Это событие вынудило власти учредить полицию несмотря на протесты со стороны населения.

Читайте также:  Что посмотреть в Судаке и его окрестностях

Руководителями столичной полиции стали подполковник Чарльз Роан и адвокат Ричард Мэйн. Эти комиссары в кратчайшие сроки (около трёх месяцев) разработали планы действий и рекрутировали необходимое количество людей. Опытный военный Роан стал разработчиком структуры полицейских сил, которая во многом сохранилась до настоящего дня.

Для лондонской полиции был выделен комплекс зданий, расположенный на улице Большой Скотланд-Ярд. В X веке английский король Эдгар передал участок земли рядом с Вестминстерским дворцом в Лондоне королю Шотландии Кеннету, чтобы тот останавливался там во время своих визитов в Англию. С той поры земля считалась территорией Шотландии и называлась Скотланд-Ярд.

С 29 сентября 1829 года первые констебли полиции Лондона стали нести патрульно-постовую службу в городе. Полицейские были облачены в тёмно-синие куртки и брюки, чёрные шляпы. Специальное обмундирование должно было отличать их от солдат. Их единственным оружием была короткая дубинка, ещё лондонский полицейский имел специальную трещотку для вызова помощи.

Сегодня Служба столичной полиции включает в себя множество отделов. Территориальная полиция — 32 отряда по охране районов Лондона и отряд по охране аэропорта Хитроу. К территориальной полиции также относятся дорожная полиция, конная полиция, подразделение служебных собак, подразделение морской поддержки. Спецподразделение стрелков осуществляет огневую поддержку невооружённым сотрудникам полиции. Территориальная группа поддержки занимается обеспечением общественного порядка при проведении массовых мероприятий в Лондоне. В состав столичной полиции входят три специальных подразделения: по охране членов королевской семьи, дипломатов, министров и принадлежащих им объектов недвижимости; по борьбе с терроризмом; по обеспечению безопасности воздушных перелётов. Управление по борьбе с особыми преступлениями занимается раскрытием тяжких и особо тяжких преступлений. Информационное управление обеспечивает полицию Лондона необходимыми информационными базами, технологическими и коммуникационными средствами. Обучением кадровых полицейских и гражданского персонала полиции занимается Управление людскими ресурсами. Оно же осуществляет подбор необходимых кадров. Всего в столичной полиции трудятся около 32 тысяч человек.

Несколько слов о должностях и званиях. В полицейских службах Соединённого Королевства для сотрудников предусмотрены следующие звания (по возрастанию): констебль (Constable), сержант (Sergeant), инспектор (Inspector), шеф-инспектор (Chief Inspector), суперинтедант (Superintendant), шеф-суперинтендант (Chief Superintendent). Руководителями полицейского формирования являются: помощник шефа-констебля (Assistant Chief Constable), заместитель шэфа-констебля (Deputy Chief Constable), шеф-констебль (Chief Constable). Высшие звания в двух лондонских полицейских формированиях отличаются от других. Каждый из них возглавляет комиссар (Commissioner) со своим заместителем и помощником.

Костебль — это не только одно из званий, но и общее определение лица, обладающего полицейскими полномочиями осуществлять процессуальные действия (арест, обыск и т.д.).

Полицейские, входящие в состав отдела уголовных расследований (Criminal Investigation Departament), носят приставку детектив (detective) перед своим званием. Эти сотрудники не носят форму, но работают в том же подразделении, что и обычные полицейские. Детективом становится человек, прошедший соответствующую специальную подготовку и сдавший все необходимые экзамены. Также детективами являются сотрудники специальных подразделений и некоторых других полицейских учреждений.

Региональные полицейские структуры Англии и Уэльса, Шотландии и Ирландии в целом очень схожи. Они могут сильно отличаются только по размерам. Если, к примеру, в Англии и Уэльсе функционируют 43 полицейские службы, то на всей территории Северной Ирландии — всего одна.

Есть и такие подразделения полиции, которые действуют на территории всего Соединённого Королевства. В апреле 2006 года появилось агентство по борьбе с особо опасной организованной преступностью.

Британская транспортная полиция обеспечивает безопасность на железных дорогах и прилегающих к ним территориях. Она занимается охраной лондонского метро и некоторых других наземных рельсовых транспортных систем.

Полицейские формирования в Великобритании имеют передовое техническое оснащение. Достижения в области прикладной криминалистики уже больше века прославляют Скотленд-Ярд на весь мир.

Социальное положение полицейских в Великобритании находится на высоком уровне, а вот с финансовым обеспечением есть проблемы. В 2008 году стражи порядка даже вышли на митинг в центре Лондона с требованием индексировать их заработную плату в соответствии с инфляцией. В этом мероприятии приняло участие около 18 тысяч человек.

Так или иначе, девиз современной лондонской полиции: «Работать сообща, чтобы сделать Лондон самой безопасной столицей в мире».

ВОССТАНИЕ ХУЛИГАНОВ

Настоящей проверкой боеготовности лондонской полиции явились события, происшедшие в Лондоне и других городах Англии в августе 2011 года. Поводом к столкновениям полицейских и горожан стал инцидент, произошедший 4 августа того года в британской столице.

Полицейские пытались остановить машину, за рулём которой находился 29-летний таксист Марк Дагген. Произошла перестрелка, в результате которой последний погиб, а один из полицейских получил ранение. Позднее специальная комиссия установила, что из оружия Даггена не было произведено ни одного выстрела, а полицейского «задел» его же коллега. Родственники и друзья погибшего, а также другие «сочувствующие» лица, 6 августа устроили митинг с требованием «восстановить справедливость». Мирное собрание переросло в акцию массового хулиганства. Всю ночь в северном районе Лондона — Тоттенхэме, мародёры жгли автомобили и грабили магазины. 7 и 8 августа волна беспорядков распространилась и на другие районы столицы.

9 и 10 августа власти стянули в Лондон полицейские подкрепления. Тем временем, массовые грабежи и хулиганские акции начали происходить в Ливерпуле, Манчестере, Бристоле, Бирмингеме, Ноттингеме и в некоторых других городах. Из-за большого количества очагов беспорядков британская полиция не смогла быстро пресечь действия хулиганов. Только в столице было задержано около 1000 человек.

В Лондоне стали образовываться народные дружины из местных жителей, которые начали патрулировать городские улицы. Акцию по устранению последствий беспорядков — сбору мусора, обломков и осколков, возглавил лично мэр Лондона.

Власти Великобритании заявили о том, что каждый из бунтовщиков-мародёров будет привлечён к ответственности. Возмущённые граждане составили онлайн-петицию к парламенту Великобритании, в которой потребовали лишить погромщиков всех льгот и социальных выплат, а также выселить их из социального жилья. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон предложил расширить полномочия полиции и ввести комендантский час.

10 малоизвестных фактов Скотланд-Ярде в викторианскую эпоху

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

1. Скотланд-Ярд строили заключенные

1890 год
Между 1890 и 1966, два здания, известные сегодня как здания Нормана Шоу, названные в честь их архитектора, Ричарда Нормана Шоу, служили штаб-квартирой Столичной полиции. Здания расположены на набережной Виктории и выполнены в викторианском романском стиле, на гранитной основе с классической красно-белой отделкой из красного кирпича и белого портлендского камня. Гранит добывали заключенные Дартмурской и других тюрем. Работали они и на отделке фасадов зданий.

2. Подземный переход в Палату общин и Палату лордов

1880 год
Северное здание Скотланд-Ярда Норманна Шоу стоит на фундаменте, первоначально предназначенном совсем не для него. На самом деле он должен был служить основанием для Национального Оперного театра, заложенного в декабре 1875 года принцем Альфредом. Однако денег для строительства не хватило, и оно было прекращено. А в 1880 году Столичная полиция выкупила эту землю, и на этом месте был построен Скотланд-Ярд.

При этом фундамент и подземные переходы было решено оставить. По утверждению Джеймса Генри Мэплезона, оперного импресарио, работавшего над строительством оперного театра, существуют подземные переходы, связывающие здание Скотланд-Ярда с Палатой Общин и Палатой Лордов, а также с железнодорожным вокзалом.

3. Ошибки при строительстве

1906 год
Несмотря на то, что проект северного здания Нормана Шоу согласовывался с полицейскими, по окончании строительства в 1890 году оказалось, что оно уже недостаточно для возросших потребностей Столичной полиции. И только в 1906 году, наконец, завершилось строительство и второго здания, южного, с разветвленной сетью линий метрополитена. На фотографии 1898 года показано северное здание, а в середине, на переднем плане, можно увидеть одну из станций.

4. Техосмотр кэбов

1862 год
В викторианскую эпоху на Столичную полицию Скотланд-Ярда была возложена роль проверяющих водителей кэбов и омнибусов на наличие лицензий. В 1862 году каждый из водителей четырехколесных транспортных средств должен был получить номер и заплатить лицензионный сбор (один шиллинг за день работы). Каждый, кто намеревался стать водителем, заполняли специальную форму и сдавали ее в Скотланд-Ярд.

Там они должны были заплатить еще пять шиллингов за значок и полкроны за билеты. После обследования транспортного средства и сдачи экзамена можно было приступать к работе. Но каждый год транспортное средство было необходимо проверять.

5. Работа без выходных

1910 год
В 1870 работники промышленных предприятий в Англии были официально наделены правом на отдых. С 1874 рабочая неделя для них составляла 56 часов – по 10 часов с понедельника по пятницу и 6 часов – в субботу. Что же касается полицейских, то в викторианскую эпоху права на отдых у них не было. И только в 1910 году официальный выходной появился и у них. Через Парламент этот закон провел Уинстон Черчилль.

6. Закон о возмещении ущерба

1886 год
В викторианской Англии полицейские были обделены вниманием властей, а в периоды народных волнений они испытывали еще и презрение к себе со стороны протестующих. В 1866 году в Гайд-Парке вспыхнули беспорядки, вызванные решением министра иностранных дел запретить митинг сторонников Лиги реформы, при подавлении которых 28 стражей порядка погибли. Однако сочувствия со стороны властей полицейские не дождались.

В 1886 году был принят Закон о возмещении ущерба, причиненного беспорядками. Викторианская точка зрения состояла в том, что полиция обязана останавливать беспорядки. Если же они с этим не справляются, то должны возмещать нанесенный ущерб.

7. Отдел наблюдения в Скотланд-Ярда

1868 год
В течение викторианской эпохи сотрудники Отдела наблюдения в Скотланд-Ярде помогали бывшим заключенным начать честную жизнь. И если человек устраивался на работу, полицейские не сообщали работодателю о его прошлом. В таких отделах хранились архивы всех дел освобожденных из каждой тюрьмы, чтобы отслеживать возможные контакты между ними. Полицейские, расследующие преступления, с помощью этих архивов искали их сходство с преступлениями, совершенными ранее.

8. «Черный музей»

1869 год
Музей Преступности или «Черный музей», содержит предметы, являющиеся уликами при расследовании самых громких преступлений. В отличие от обычных музеев, долгое время это жуткое хранилище посещали лишь сотрудники полиции, а в 2013 году музей открыли для широкой публики. В 1869 году полицейским было разрешено изымать предметы, принадлежащие заключенным, для обучения своих сотрудников. Тогда инспектором Нимом и была организована первая экспозиция. Ему принадлежит и сама идея создания такого музея.

9. Убийства в Уайтчепеле

1888 год
Жестокие убийства 1888 года в Уайтчепеле так и остались нераскрытыми. Пять женщин стали жертвами неизвестного преступника под именем Джек-Потрошитель. Но после этого были обнаружены еще шестеро, предположительно, его же жертв. Пятеро из них были опознаны, а шестая, неизвестная женщина, была найдена в подвале при строительстве северного здания Норманна Шоу для Скотланд-Ярда.

10. Взрыв 30 мая 1884 года

1884 год
30 мая 1884 года, ночью, в Скотланд-Ярде произошел взрыв, от которого серьёзно пострадали здания Департамента уголовного розыска столичной полиции и офис Специального Ирландского отделения. К счастью, только соседи и таксист были ранены осколками стекла. Еще два взрыва прогремели в других местах города. Все эти теракты связывают с фениями – членами ”Ирландского республиканского братства”.

Для жителей постсоветского пространства Скотланд-Ярд неразрывно связан с именем легендарного киносыщика. Мы собрали 8 реальных фактов о самом известном вымышленном сыщике Шерлоке Холмсе .

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Создана уголовная полиция Скотланд-Ярд

В Лондоне сэром Робертом Пилем 29 сентября 1829 года была сформирована и начала действовать гражданская полиция Большого Лондона, впоследствии получившая название Скотланд-Ярд. В начале 19 века уровень преступности на улицах Лондона превзошел все допустимые пределы. Роберт Пиль, министр внутренних дел Великобритании того времени, представил в Парламент документ об улучшении работы полиции, согласно которому все полицейские отделения должны подчиняться МВД страны, и инициировал принятие Закона о Лондонской полиции.

Первоначально штат полиции насчитывал 1 000 сотрудников, обслуживающих территорию в радиусе 7 миль, на которой тогда проживало 2 миллиона человек. Название Скотланд-Ярд произошло от первоначального местоположения штаб-квартиры полиции на улице Большой Скотланд-Ярд в Уайтхолле. Считается, что в этом районе несколько веков назад располагались миссии шотландских королей, а двор, образуемый несколькими улицами, получил название «Шотландский двор» – Скотланд-Ярд.

К 1890 году сфера деятельности Скотланд-Ярда расширилась, к тому времени он состоял из двух основных подразделений – органа, отвечающего за лицензирование таксистов и кэбменов, и Департамента уголовного розыска. Это потребовало увеличения территории размещения полиции.

Штаб-квартира была перемещена на набережную Виктории, получив название Новый Скотланд-Ярд. Этот комплекс зданий в настоящее время внесен в список сооружений, представляющих архитектурную, историческую или культурную значимость. Современная штаб-квартира полиции Большого Лондона – исключая лондонский Сити, имеющего свою полицию – крупнейшее полицейское учреждение в Англии – расположена в районе Вестминстер.

Сегодня в штате Скотланд-Ярда свыше 40 тысяч сотрудников, обслуживающих Лондон и его пригороды на площади 620 квадратных миль с населением свыше 7 миллионов человек. Кроме обеспечения столицы полицейскими и следователями, Скотланд-Ярд выполняет и другие задачи. Он следит за транспортом в Лондоне, выдаёт водительские права, контролирует парки такси и автобусы, занимается гражданской обороной, эксплуатацией зданий, разыскивает пропавшие вещи, регистрирует иностранцев, ведёт протоколы расследований по всей стране.

Скотланд-Ярд стал всемирно известным символом полиции, а его детективы – герои многих произведений и фильмов. Они часто присутствуют и в рассказах Конан Дойля, и в книгах Агаты Кристи, и в романах Жюля Верна, а также и у других знаменитых авторов и режиссеров.

Создана уголовная полиция Скотланд-Ярд

В Лондоне сэром Робертом Пилем 29 сентября 1829 года была сформирована и начала действовать гражданская полиция Большого Лондона, впоследствии получившая название Скотланд-Ярд. В начале 19 века уровень преступности на улицах Лондона превзошел все допустимые пределы. Роберт Пиль, министр внутренних дел Великобритании того времени, представил в Парламент документ об улучшении работы полиции, согласно которому все полицейские отделения должны подчиняться МВД страны, и инициировал принятие Закона о Лондонской полиции.

Читайте также:  Мышкин, достопримечательности города

Первоначально штат полиции насчитывал 1 000 сотрудников, обслуживающих территорию в радиусе 7 миль, на которой тогда проживало 2 миллиона человек. Название Скотланд-Ярд произошло от первоначального местоположения штаб-квартиры полиции на улице Большой Скотланд-Ярд в Уайтхолле. Считается, что в этом районе несколько веков назад располагались миссии шотландских королей, а двор, образуемый несколькими улицами, получил название «Шотландский двор» – Скотланд-Ярд.

К 1890 году сфера деятельности Скотланд-Ярда расширилась, к тому времени он состоял из двух основных подразделений – органа, отвечающего за лицензирование таксистов и кэбменов, и Департамента уголовного розыска. Это потребовало увеличения территории размещения полиции.

Штаб-квартира была перемещена на набережную Виктории, получив название Новый Скотланд-Ярд. Этот комплекс зданий в настоящее время внесен в список сооружений, представляющих архитектурную, историческую или культурную значимость. Современная штаб-квартира полиции Большого Лондона – исключая лондонский Сити, имеющего свою полицию – крупнейшее полицейское учреждение в Англии – расположена в районе Вестминстер.

Сегодня в штате Скотланд-Ярда свыше 40 тысяч сотрудников, обслуживающих Лондон и его пригороды на площади 620 квадратных миль с населением свыше 7 миллионов человек. Кроме обеспечения столицы полицейскими и следователями, Скотланд-Ярд выполняет и другие задачи. Он следит за транспортом в Лондоне, выдаёт водительские права, контролирует парки такси и автобусы, занимается гражданской обороной, эксплуатацией зданий, разыскивает пропавшие вещи, регистрирует иностранцев, ведёт протоколы расследований по всей стране.

Скотланд-Ярд стал всемирно известным символом полиции, а его детективы – герои многих произведений и фильмов. Они часто присутствуют и в рассказах Конан Дойля, и в книгах Агаты Кристи, и в романах Жюля Верна, а также и у других знаменитых авторов и режиссеров.

9. История Скотланд-ярда

9. История Скотланд-ярда

В те дни, когда вышла в свет книга Гальтона, на берегах Темзы уже возвышались два новых больших комплекса зданий с остроконечными фронтонами и крепостными башнями по углам. В них разместился новый Скотланд-ярд — главная резиденция лондонской полиции.

Отстроенное в 1892 году здание нового Скотланд-ярда в Лондоне

Если парижская Сюртэ к этому времени имела уже восьмидесятилетнюю историю и свои традиции, то Скотланд-ярд не мог этим похвастаться. В 1829 году первые лондонские полицейские комиссары Майн и Роуэн заняли бюро в нескольких старых зданиях, принадлежавших когда-то Уайтхолл-паласт. Позднее лондонская полиция заняла комплекс зданий, в котором раньше останавливались шотландские короли при посещении лондонского двора, Скотланд-ярда (шотландский двор). Отсюда и происходит название английской криминальной полиции — Скотланд-ярд.

То, что английская полиция моложе французской, имеет свои причины. Кажущиеся многим иностранным наблюдателям преувеличенно болезненные представления англичан о гражданских свободах привели, естественно, к тому, что английская общественность до тех пор усматривала в любом виде полиции угрозу этим свободам, пока в 30-х годах XIX века лондонцы не стали буквально тонуть в болоте преступлений, насилия и беззакония. Из-за такого понимания гражданских свобод Англия столетиями не имела ни общественных обвинителей, ни настоящей полиции. Поддержание порядка и охрана собственности считались делом самих граждан. Может быть, такая точка зрения и оправдывала себя, пока граждане имели возможность не только бесплатно брать на себя роль мировых судей, но и нести полицейскую службу. Но никто больше не хотел заниматься этим делом. Англичане предпочитали за деньги нанимать кого-либо на эти роли. Нанимали тех, кто подешевле: инвалидов, полуслепых, бродяг, часто даже воров. А многочисленные мировые судьи использовали свое положение для наживы путем взяток и укрывательства. Видока у Англии не было. Неизбежный конфликт с преступностью породил еще более нежелательные фигуры: доносчиков и тайных сыщиков — добровольных детективов ради наживы, мести или из любви к приключениям. При поимке вора и его осуждении они получали вознаграждение из суммы денежного штрафа, а в делах об убийствах или грабежах — вознаграждение в виде премии.

Каждый мог взять на себя роль доносчика, задержать преступника, привести его к мировому судье и обвинить. Если это приводило к осуждению, то он получал свое вознаграждение, что часто вызывало месть сообщников осужденного.

Каждый мог взять на себя роль тайного сыщика и приводить в суд разбойников, взломщиков и убийц. Считалось, что приняты все необходимые меры, если преступники несли жестокие наказания (за совершение почти двухсот большей частью неопасных преступлений наказанием был смертный приговор). Тюрьмы были лишь пересылочными пунктами по пути на виселицу или в ссылку.

Сорок фунтов, оружие и имущество осужденного — вот плата государства и общины за поимку вора. Эти «кровавые деньги» являлись большим соблазном для всякого рода странных «детективов», а следствием была сильно развитая коррупция. Тайные сыщики толкали молодых людей на преступление и волокли их потом в суд, чтобы заполучить «кровавые деньги». Они открыто предлагали свои услуги для возвращения украденного имущества за выплату им премии в размере стоимости украденного. Премией им, разумеется, приходилось делиться с ворами, если они не сами совершали кражу. Последнее случалось довольно часто. Самый знаменитый представитель таких «детективов» Джонатан Вильд был жуликом и уличным разбойником, организатором преступного мира Лондона, предшественником более поздних гангстерских боссов Северной Америки. «Тайный сыщик, генерал Великой Британии и Ирландии» — так называл себя Вильд. Он всегда носил с собой трость с золотой короной, владел в Лондоне конторой и имел виллу с большим штатом прислуги. Вильд отдал под суд и послал на виселицу около сотни уличных воришек, но только тех, которые не хотели ему подчиниться. В 1725 году Вильд сам был повешен в Тибурне за ограбление.

Полицейский суд на Боу-стрит в Лондоне (1825 год)

Лишь спустя 25 лет один из лондонских мировых суден со всей серьезностью выступил против беззакония, принимавшего все большие размеры. Это был писатель Генри Филдинг. Он написал памфлет на Джонатана Вильда. Филдинг был тяжело болен, но обладал огромной силой воли. Будучи мировым судьей Вестминстера, он беспомощно наблюдал, как поднимается волна преступности. Однако он сумел доказать министру внутренних дел, что Лондон становится позором цивилизованного мира, являясь единственным городом на всей земле, где нет полиции. Филдингу отпустили средства из фонда Сикрет сервис для оплаты труда дюжины его помощников. Он снабдил их красными жилетами, под которыми они носили пистолеты. Так как суд Филдинга находился на Боу-стрит, то его люди получили название боу-стрит-раннеры, то есть полицейские с улицы Боу. И неожиданно они стали, по всей видимости, первыми криминалистами в мире. Филдинг платил им по одной гинее в неделю. Но каждый гражданин, которому нужна была охрана или который хотел расследовать преступление, мог получить полицейского за одну гинею в день. Через пятнадцать минут они были готовы приступить к своим обязанностям.

Их методы не многим отличались от методов Видока. Переодевшись, они посещали притоны, имели платных филеров, старались запоминать лица, умели терпеливо выслеживать, были напористыми и мужественными. Они имели успех, а некоторые даже прославились. Самым знаменитым был Петер Таунсенд, служивший одно время тайным охранником у короля Георга IV. В анналы истории вошли также имена: Джозеф Аткин, Виккери, Рутвэн и Сейер. Каким образом боу-стрит-раннеры нажили значительные состояния (Таунсенд оставил 20 000, Сейер — 30 000 фунтов стерлингов), история умалчивает. Между тем не является тайной, что они имели общих знакомых с Джонатаном Вильдом. Ограбленные банкиры отказывались преследовать грабителей. Они использовали боу-стрит-раннеров для того, чтобы за высокое вознаграждение (полицейским и грабителям) получить украденное имущество обратно. Банкиры предпочитали возвратить хотя бы часть украденного имущества, чем когда-нибудь увидеть перед судом вора, но не увидеть больше похищенного. Полицейские получали также, где только могли, «кровавые деньги». Некоторые из них не гнушались и тем, что «изобличали» перед судом невиновных, если виновные им хорошо заплатили.

Но во времена, когда никто не мог быть уверен в безопасности своей жизни и имущества, даже такие продажные боу-стрит-раннеры были лучше, чем ничего. И Генри Филдинг с такими полицейскими достиг по тем временам больших успехов. Он достиг этих успехов не только потому, что он, как Видок, вел регистр известных ему преступников. При розыске грабителей, убийц и воров Филдинг переписывался с другими мировыми судьями, публиковал в газетах Англии списки и приметы разыскиваемых преступников.

Когда в 1754 году Генри Филдинг умер, шефом полиции стал его сводный брат Джон. Он был слепым. История, а может быть, легенда, рассказывает, что к концу своей жизни (Джон умер в 1780 году) он мог различать 3000 преступников по их голосам. Джон Филдинг создал вооруженные боу-стрит-патрули и конные разъезды, которые должны были патрулировать проезжие дороги. Конная полиция, правда, просуществовала недолго, потому что у Филдинга не хватило денег на ее содержание. Зато боу-стрит-раннеры существовали еще очень долго. В течение девяноста лет они были единственными лондонскими криминалистами. Их число никогда не превышало пятнадцати, а поэтому их роль в борьбе со всевозрастающей преступностью была очень мала. В 1828 году в Лондоне существовали целые районы, где обворовывали даже днем. На 822 жителя приходился один преступник. 30 000 человек существовали исключительно за счет грабежей и воровства. Ситуация была столь серьезна, что министр внутренних дел Роберт Пил решил наконец создать полицию вопреки общественному мнению. Ему предстояло выдержать жестокий бой в нижней палате парламента. Но 7 декабря 1829 года тысяча полицейских в голубых фраках и серых полотняных брюках с черными цилиндрами на головах проследовала в свои полицейские участки, расположенные по всему городу. Цилиндры должны были продемонстрировать лондонцам, что не солдаты, а граждане взяли на себя их охрану. И все же мрачные прозвища, такие, как Пилер, Коппер или Бобби, дожили до наших дней.

Полиция Пила в конце концов обеспечила внешнюю безопасность на улицах Лондона. Но через несколько лет стало ясно, что охранная полиция, носившая полицейскую форму и действовавшая официально, была не в состоянии на деле побороть преступность, а тем более раскрыть уже совершенное преступление. И только казалось, что волна преступлений схлынула. Грабители, воры и убийцы делали теперь свое черное дело тайно. Преступность распространялась из их убежищ, принимая тысячи самых разных форм. С уголовниками боролась лишь кучка боу-стрит-раннеров, весьма потрепанная, пораженная как никогда коррупцией, ставшая объектом для насмешек журналистов и карикатуристов. Понадобилось несколько особо жестоких убийств, чтобы министр внутренних дел в 1842 году набрался мужества сделать еще один шаг. 12 полицейских сняли свою форму и стали детективами. Они занимали три маленьких помещения в Скотланд-ярде. Некоторые из них пользовались большим авторитетом (Филд, Смит, Джонатан Уичер). Писатель Чарлз Диккенс увековечил их деятельность. В 1850 году он написал первый значительный английский криминальный роман «Холодный дом». В главном его герое, детективе Скотланд-ярда инспекторе Баккете, писатель изобразил жившего в действительности инспектора Филда. Впервые в английской литературе герои романа представлялся словами: «Я — Баккет, детектив, детектив-полицейский, разведчик, следователь». Слово «детектив» для криминалиста стало термином и распространилось во всем мире.

В самой же практике раскрытия преступлений сначала почти ничего не изменилось. Оплата работы новых детективов была лучше, соблазн коррупции — меньше. Но все еще каждый гражданин мог для себя лично нанять детектива. То была вынужденная уступка английскому общественному мнению, зараженному подозрительностью. Разве из Франции не приходили устрашающие слухи? Разве французская криминальная полиция не являлась на самом деле учреждением для шпионажа за гражданами? Такие подозрения делали борьбу детективов с преступным миром еще труднее. Эти подозрения порождали ограничения, которых не было во Франции и которые шли на пользу лишь уголовникам. Детективы не имели права никого арестовывать без достаточных доказательств. Им запрещалось уговаривать кого-либо дать показания, привлекать кого-либо в качестве свидетеля. Всех подозреваемых они должны были предупреждать, что каждое их высказывание может быть использовано против них. Не удивительно, что работа английских детективов имела меньший успех, чем работа их коллег во Франции.

Инспектор Джонатан Уичер стал жертвой враждебного полиции общественного мнения, когда 15 июля 1860 года его пригласили в Траубридж в Сомерсетшир для расследования одного убийства.

За две недели до этого, 29 июня, на даче «Роуд хилл Хаус» был найден убитым трехлетний ребенок. Это был младший сын фабричного инспектора Самюэля Кента, проживавшего там со своей второй женой, тремя детьми от первого брака и тремя детьми от второго брака. Убитый ребенок Сэвиль был сыном от второго брака, любимцем Самюэля и его жены. Ночью Сэвиль исчез из своей кроватки. Его нашли в садовой уборной с перерезанным горлом. Местная полиция под руководством самовлюбленного и ограниченного суперинтендента Фаули оказалась абсолютно бессильной. Больше того, Фаули предпринял шаги, которые спустя несколько десятилетий показались бы криминалисту непостижимыми, даже нарушением закона. Он нашел окровавленную дамскую рубашку среди грязного белья, но не обеспечил ее сохранности, и она исчезла. Он стёр с оконного стекла кровавый отпечаток руки, «чтобы не испугались члены семьи». На всякий случай Фауля арестовал няню Элизабет Гоу. Но Элизабет вскоре освободили, потому что для ее ареста не было никаких оснований.

Когда Уичер прибыл в Траубридж, Фаули встретил его крайне враждебно. Он не сказал ему ни слова ни об окровавленной ночной рубашке, ни об отпечатке руки. Работа Уичера по своим способам и методам была типичной для первых английских детективов. Он не имел ни малейшего представления о каком бы то ни было научном методе расследования. Уичер владел лишь тремя достоинствами: наблюдательностью, знанием людей и способностью к комбинированию. За четыре дня он пришел к убеждению, что преступление мог совершить только один человек: шестнадцатилетняя дочь Самюэля Кента Констанция, ребенок от первого брака. Констанция ненавидела свою мачеху и обижалась, считая, что ее третируют и плохо к ней относятся. Уичер полагал, что она убила своего сводного брата, любимца мачехи, чтобы отомстить ей. Ночное убийство, считал он, вряд ли могло произойти, не оставив следов на одежде девушки. Когда Уичер установил, что одна из трех ночных рубашек Констанции бесследно исчезла, он потребовал ее ареста, что вызвало бурю возмущения общественности.

Через несколько дней девушку освободили. Какая наглость обвинить ребенка в убийстве своего беспомощного брата! Какой развращенный ум мог выдумать такое обвинение! Уичер стал объектом жестокой травли. Ричард Майн, один из комиссаров лондонской полиции, тотчас уволил Уичера с работы, чтобы оградить полицию от нападок общественности. Спустя четыре года, в 1864 году, Констанция Кент призналась в убийстве своего сводного брата. Она действительно убила его, чтобы отомстить своим родителям.

Читайте также:  Опасности Индии для туристов

В том же 1864 году, однако, общественность превозносила до небес одного из первых детективов, Дика Таннера, за удачное расследование первого в Великобритании убийства на железной дороге. 9 июля 1864 года в купе Северо-Лондонской железной дороги неизвестный убил и выбросил на ходу из поезда семидесятилетнего банковского служащего Бригса. Убийца ограбил его, забрав золотые часы с цепочкой, очки в золотой оправе и, что очень странно, шляпу убитого. Свою же шляпу он оставил в купе. За поимку преступника были назначены высокие суммы вознаграждений, опубликованы сенсационные сообщения в прессе. Спустя 11 дней Таннер нашел ювелира, у которого убийца обменял часы с цепочкой на другие часы. Коробочка, в которую были запакованы обмененные часы, привела Таннера на след немецкого портного по имени Франц Мюллер, проживавшего в Лондоне. Найденная на месте преступления шляпа оказалась шляпой Мюллера, а из его письма домохозяйке стало ясно, что он находится на пути в Северную Америку на борту парусника «Виктория».

20 июля Дик Таннер, имея в кармане ордер на арест Франца Мюллера, вместе с несколькими свидетелями отправился в путь на борту парохода «Сити оф Манчестер». Пароход прибыл в Нью-Йорк на 14 дней раньше парусника «Виктория». Когда в порту наконец появился парусник «Виктория», ему навстречу поплыла лодка с любопытными людьми, которые кричали: «Как поживаешь, убийца Мюллер. » 16 сентября Таннер привез арестованного в Англию, а спустя два месяца Мюллера повесили. В последний момент, незадолго до казни, он признался в своем преступлении.

Но даже такой шумный успех не помог лондонской криминальной полиции поднять свой авторитет. Когда в 1869 году новый президент полиции Эдмунд Гендерсон вступил на свой пост, он заявил: «Большие трудности лежат на пути развития детективной системы. Многие англичане смотрят на нее с недоверием. Она абсолютно чужда привычкам и чувствам нации. Детективы работают фактически тайком». Однако именно Гендерсон увеличил детективный отдел Скотланд-ярда до 24 человек. Начальником отдела он назначил бывшего ассистента Джонатана Уичера, суперинтендента Вильямсона, по прозвищу Философ, который предпринял первые попытки объединить детективов, работавших разрозненно и каждый своими методами.

Уже практически за пятьдесят лет до этого пришлось отказаться от ссылки уголовников в колонии. Отсидев свой срок в английских тюрьмах, они выходили на свободу. И так как их никто не контролировал, большинство из них возвращалось к своим старым «занятиям». Лишь в 1871 году парламент принял закон, предусматривавший регистрацию рецидивистов с помощью фотографии и описания их личности. Но этот реестр вскоре перевели из Скотланд-ярда в министерство внутренних дел, где он потерял всякое практическое значение. Тогда Вильямсон вновь предпринял регистрацию в Скотланд-ярде. Лишь спустя восемь лет он смог увидеть результаты своих усилий, но тут Скотланд-ярду был нанесен тяжелый удар. Трое из самых старых и уважаемых сотрудников Вильямсона, Майклджон, Дружкович и Кларк, были разоблачены как взяточники.

Скандал в Скотланд-ярде породил новую волну недоверия. Поставленный перед выбором быть или не быть, Скотланд-ярд наконец-то получил твердую организационную структуру. Его возглавил любитель новшеств адвокат Говард Винсент, который поспешил в Париж, чтобы изучить работу Сюртэ. Винсент перенял все, что можно было заимствовать у французов. Вскоре из все еще разрозненной группы детективов он создал отдел криминалистического расследования, который определил лицо будущего Скотланд-ярда.

Одним из его нововведений была также организация надзора за уголовниками. По примеру Масе он с большим размахом начал коллекционирование фотографий преступников, собирал их в альбомы и трижды в неделю посылал тридцать детективов в тюрьму Холлоуэй, чтобы проверить, нет ли среди вновь поступивших знакомых лиц. Постепенно дело пошло успешнее. Как презрительно в Англии относились к Скотланд-ярду, видно из такого случая. Когда суперинтендент Вильямсон спросил одного незнакомца, который был очень похож на сотрудника Скотланд-ярда, вышедшего на пенсию: «Мы не знакомы? Вы у нас не работали?», то получил ответ: «Нет. Слава богу, так низко я еще не опустился…»

В 1884 году на пост начальника отдела криминалистического расследования был назначен новый человек, Джеймс Монро, долго работавший в Индии в британской полиции. Ему также довелось познать шаткие позиции Скотланд-ярда.

С 6 августа по 9 ноября 1888 года преступления неизвестного убийцы потрясли английскую общественность. Убийства происходили между одиннадцатью часами ночи и четырьмя часами утра в районах Уайтчэпл, Спайтлфилд и Стэпни. Все убитые были проститутками. За жестокость, с которой совершались преступления, убийцу прозвали Джек Потрошитель. Преступления прекратились так же неожиданно, как и начались, и остались нераскрытыми.

Конечно, возмущение лондонской общественности было закономерным. Но разве возмущение не должно было быть направлено на саму общественность? Разве убийства Джека Потрошителя не показали общественности с самой страшной стороны, куда ведет упорная неприкосновенность личных свобод (среди них, в частности, бесконтрольная свобода перемещения любого человека и право называться любым именем)? Разве парижские газеты не были правы, когда они с национальной гордостью иронизировали, что, мол, в Париже Джек Потрошитель не смог бы неделями совершать убийства?

Во всяком случае, над Лондоном витала тень Потрошителя, когда Гальтон работал в своей лаборатории над тысячами отпечатков пальцев. В 1892 году была издана его книга «Отпечатки пальцев». И несмотря на большой авторитет Гальтона, понадобился целый год, чтобы министерство внутренних дел обратило на нее внимание. Но и в 1893 году было еще не поздно, взяв на вооружение систему отпечатков пальцев, начать решительный бой с преступностью.

Советы путешественникам от экспертов

Лондон: Краткая история Скотланд-Ярда

Факты и истории самого известного полицейского учреждения в Лондоне.

При упоминании «Скотланд-Ярда» в воображении путешественников возникает образ туманных улиц Лондона, которую патрулирует полицейский в клетчатом пиджаке, курящий трубку. Но у «Скотланд-Ярда» довольно запутанная история, полная искаженной терминологии и противоречий. Предлагаем вам изучить историю Скотланд-Ярда и узнать о том, что связывает писателей Чарльза Диккенса и Льюиса Кэролла с полицией Лондона.
Служба полиции Лондона была основана 29 сентября 1829 года в соответствии с Законом о лондонской полиции, представленным на рассмотрение в Парламент министром внутренних дел сэром Робертом Пилем. Новая служба полиции стала приемником ранее существовавшей службы сторожей. К 1839 году «бобби из Скотланд-Ярда» заменили патрули уголовного полицейского суда, исполнявших решения Магистрата города, и водной полиции, сотрудники которой работали для предотвращения преступности в районах по течению Темзы.

Прозвище полицейских из Скотланд-Ярда – «бобби» происходит от уменьшительного имени Роберта Пиля – Бобби. Кстати, у предшественников полицейских из Магистрата и водной полиции тоже были прозвища: «синие дьяволы» и «сырые раки» соответственно.

Ответственность за организацию нового подразделения полиции была возложена на полковников Чарльза Рована и Ричарда Мэйна, занявших частный дом по адресу: Whitehall, 4; с тыльной стороны дома существовал выход во двор – Большой Скотланд-Ярд.

Существует немало версий, откуда пошло название «Скотланд-Ярд». Одна из них утверждает, что в Средневековье эта территория находилась во владении человека по имени Скотт. Из второй версии следует, что название связано с Шотландией, так как именно с этой улицы отправлялись дилижансы из Лондона в Шотландию. Но истина такова, что свое Скотланд-Ярд назван так потому, ранее на его месте находился – средневековый дворец, в котором останавливалась шотландская королевская семья во время своих визитов в Лондон. В X веке король Англии Эдгар отдал во владение шотландского короля Кенета надел земли неподалеку от Вестминстерского дворца в Лондоне, при этом потребовав, чтобы правитель Шотландии выстроил на той земле дворец и, чтобы все короли Шотландии во все времена, ежегодно посещали ее со своим семейством, в знак уважения королевству Англии от Шотландии. Необходимость в этом отпала лишь в 1603 году, после смерти королевы Елизаветы I. На престол взошел король Шотландии Яков VI, и первый король Англии из династии Стюартов. Дворец потерял своё первоначальное предназначение. Его разделили на две части: первую назвали «Большой Скотланд-Ярд», вторую — «Средний Скотланд-Ярд», использовавшиеся для правительственных нужд.

Сотрудники Скотланд-Ярда отвечали за безопасность высокопоставленных частных лиц, общественное патрулирование города, безопасность общественных мероприятий, прием персонала на работу и управление персоналом. Когда в 1842 году «Скотланд-Ярдом» был выведен на улицы первый отряд «сотрудников в штатском», люди порой чувствовали себя неловко в окружении «шпионов» на улицах. Но роль этой службы в расследовании нескольких важных дел и талант многих сотрудников этой службы со временем помогли этому подразделению завоевать доверие населения.

Основные требования, предъявляемые к кандидатам на службу в Скотланд-Ярде в наши дни:
Кандидат может быть любой национальности, но должен быть в состоянии остаться в Великобритании на неопределенный срок.
Возраст не менее 18 лет.
«Характер стойкий, нордический», увеличивает шансы на службу в Скотланд-Ярде, во всяком случае придется доказать свою стойкость в непростых стрессовых ситуациях.
Наличие татуировок допускается, но они не должны быть грубыми, расистскими, пропагандирующими насилие, запугивание.

Одним из людей стал Чарльз Фредерик Филд, служившим в подразделении со дня его основания в 1829 году. Он был хорошим другом Чарльза Диккенса, который время от времени сопровождал полицейских на ночных дежурствах. Филд вышел в отставку в звании начальника отдела детективов полиции в 1852 году.

С момента своего возникновения, Скотланд-Ярд всегда занимал свое особое место в массовой культуре. Диккенс написал о Филде небольшое эссе «На дежурстве с инспектором Филдом» и использовал его в качестве прототипа всем известного инспектора Баккета – героя своего романа «Холодный дом».
Сотрудники часто выступали в качестве персонажей детективных литературных произведений, включая знаменитого Шерлока Холмса – героя рассказов сэра Артура Конан Дойла, Жюль Верна, Эркюля Пуаро, Агаты Кристи и многих других романистов.

В 1877 году четверых из пяти начальников детективных отделов осудили за сотрудничество с преступниками в системе пари. Пытаясь спасти подмоченную репутацию подразделения, Говард Винсент предложил провести реформу службы. Вскоре Винсент был назначен на должность начальника отдела уголовных расследований и реорганизовал Скотланд-Ярд путем усиления его центрального подразделения. Именно тогда зародился «Отдел Уголовных Расследований» (англ.аббревиатура «Criminal Investigation Department» – (CID)) – весьма уважаемое подразделение сотрудников полиции в штатском.

Говард Винсент также известен, как член Международного олимпийского комитета с 1901 по 1908 годы. Принимал активное участие в организации сессии МОК 1904 в Лондоне. Один из инициаторов создания НОК Великобритании — Британской олимпийской ассоциации.

Смена века принесла с собой множество важных событий в истории «Скотланд-Ярда». Британское «Кровавое воскресенье» наступило 13 ноября 1887 года, когда 2000 офицеров полиции прервали своим появлением митинг на Трафальгарской Площади, организованный Федерацией социал-демократов, что привело к гибели более 100 человек. Через несколько лет сотрудники полиции переехали в новое здание, которое располагалось на набережной королевы Виктории. Это здание стало известно под названием «Новый Скотланд-Ярд».
Также в это время здесь начал работать один из самых известных детективов Скотланд-Ярда — Фредерик Портер Уэнсли, известный также как «проныра» — детектив-долгожитель, проработавший на своем посту более 40 лет. Уэнсли был принят на службу в 1888 году, и в его карьере было множество примечательных дел, включая убийство 32-летней француженки Эмилин Джеральд, также известное как «Blodie Belgium case» – «дело «Кровавого бельгийца».

Утром 2 ноября 1917 года дворники обнаружили туловище Эмилин Джеральд и записку «Blodie Belgium» Уэнсли допросил любовника Джеральд, Луиса Войсина, попросив его написать выражение «Bloody Belgium» Войсин допустил ту же самую ошибку в написании слова, что и послужило доказательством его вины.

Ранее Уэнсли некоторое время занимался расследованием дела «Джека-потрошителя», которое приковало к себе внимание всего Лондонского Ист-энда. «Джек-потрошитель» — вымышленное имя серийного убийцы, на счету которого было зверских перступлений, совершенных в период с 1888 по 1891 годы. Сотрудниками «Скотланд-Ярда» был задержан подозреваемый в 11 нападениях на проституток, совершенных в районе Уайтчепел, в основном населенном бедняками. Сотрудники полиции определили «почерк» убийцы – он предлагал заплатить за секс, заманивал женщин и перерезал им горло – и изо всех сил пытались разыскать преступника. Не обладая современной судебной технологией, сотрудники «Скотланд-Ярда», в частности, инспектор Фредерик Абберлайн – руководствовались в своей работе антропометрией, то есть определяли преступника по определенным чертам лица, например, по густоте бровей или по форме челюсти. В полиции получали много писем от людей, выдававших себя за убийцу; в двух из таких писем факты были изложены довольно подробно, а сами письма были подписаны «Джек-потрошитель». Тем не менее, за неименением каких-либо дальнейших результатов расследования и убийств, дело «Джека-потрошителя» было официально закрыто в 1892 году.

В убийствах в Уайтчепел было в общей сложности обвинено более 160 человек, среди которых были автор «Алисы в стране чудес» Льюис Кэрролл и художник Уильям Ричард Зиккерт.

В 1967 году это ведомство в очередной раз сменило свое местонахождение, переехав в современное 20-этажное здание на Broadway, 10, неподалеку от здания, в котором проходят заседания британского Парламента. Сегодня в «Скотланд-Ярде» служат около 30.000 сотрудников, патрулирующих территорию площадью 620 квадратных миль, на которой проживает 7.2 миллиона граждан Великобритании.

Сейчас бывшая штаб-квартира известна под названием Norman Shaw (North) building. Номер телефона Скотланд-Ярда изначально был 1212. Большинство полицейских участков в Лондоне использует 1212 как четыре последние цифры в номере телефона.

Конечно, во время путешествия в Лондон законопослушным туристам путь в Скотланд-Ярд заказан и мы бы не рекомендовали всеми правилами и неправдами стараться попасть в святая-святых лондонской полиции. Но можно попытаться побывать в Криминальном музее Скотланд-Ярда (8-10 Broadway, комната 101) или «Черный музей», который с августа 2013 года открыт для широкой публики. Почти полсотни лет хранилище жутких вещдоков, оружия и посмертных масок преступников было доступно лишь сотрудникам полиции. Это старейший музей полиции в мире, официальной датой открытия считается 1877 год, на самом же деле история музея ведется с 1869 года, когда полиции было позволено изымать собственность заключенных для обучающих целей. Идея создания музея на его базе принадлежит инспектору Ниму, который совместно с офицером Рэндаллом и организовал первую экспозицию.

Ссылка на основную публикацию