Сор Тузбаир на западе Устюрта: геология Казахстан

Тузбаир

Шетпе: полезная информация

АвтострадаПо грунтовой дороге от трассы Актау — Бейнеу (поворот в районе села Сай-Утес)

Тузбаир — это скалистая местность и солончак в Мангистауской области на юго-востоке Казахстана, у крупного плато Устюрт. Район Мангыстау представляет собой удивительной красоты пейзажи: белоснежные солончаки и известняковые горы на фоне синего неба и желтовато-коричневой почвы. Несмотря на дикую степную природу, местность нетруднодоступна — добраться до Тузбаира можно практически на любом автомобиле за короткий срок от трассы Актау — Бейнеу.

Рельеф местности разнообразен и впечатляет даже бывалых путешественников: скальные обрывы, выветренные останцы, солончаки, степь. Здесь стоит остаться минимум на сутки, чтобы понаблюдать за пейзажами под разным освещением — в мягком утреннем и в ярком дневном, золотистом закатном свете, а также увидеть очертания скал под звездным небом.

Тузбаир на рассвете: панорамный вид с Google. Maps

Лучшее время для визита Тузбаира — вторая половина апреля и май. Степь в это время зацветает — повсюду встречаются поля диких тюльпанов, а температура воздуха держится на терпимой отметке (но ночи прохладные). Летом жара здесь достигает +40…+45 градусов. Зимой дуют холодные ветра с песками и пылью от известняков. В осеннее время погода тоже достаточно мягкая, но степные травы сухие, местность не выглядит такой живописной, как весной.

Достопримечательности

Главная достопримечательность Тузбаира — одноименный солончак. По-казахски он называется «сор», что означает вид солончака, который не имеет стока и является мелководным. Соры образуются во впадинах глубиной не более полутора метров. В период весеннего таяния солончак покрывается водяной гладью, в которой живописно отражается небо. В летнее время корка застывает, можно беспрепятственно ходить пешком — изредка ноги будут проваливаться в соляные залежи на глубину 10–15 сантиметров. Поэтому для прогулки по поверхности солончака нужно надеть резиновые сапоги или другую непромокаемую обувь с высоким голенищем. Или как вариант — гулять босиком. Некоторые туристы верят, что теплая соляная корка благотворно влияет на организм. На машине по солончаку не проехать — вес даже легкового автомобиля корка не выдерживает. Ежегодно в болотистой местности солончака застревают автомобили, которые потом очень сложно вытащить. Ездить здесь на автомобиле можно только с местными гидами, которые знают проверенные тропы.

Еще одной визитной карточкой этих мест является природная меловая арка, расположенная у солончака. Фотографы дежурят у арки целый день, чтобы заснять ее, обрамленную лучами солнца.

Достопримечательность, отражающая колорит степи — это две конструкции, сложенные из камня в виде протяженных рядов. Это не природный объект, а творение человека для ловли копытных животных степи (преимущественно, сайгаков). Местные жители называют эти загоны — араны. В первой половине XX века загоны использовались по прямому назначению, но сейчас это всего лишь памятник истории хозяйственного освоения казахских степей.

Для пешей прогулки необходимы не только спортивная обувь и непродуваемая одежда, но и запас питьевой воды — от 3 до 5 литров в сутки на человека. Также в солнечную погоду нужно иметь солнцезащитные очки — смотреть на белоснежные известняковые горы вредно для глаз.

Достопримечательности рядом

Путешественники редко едут в данную местность только ради солончака Тузбаир. Рядом находятся не менее интересные объекты:

  • Плато Устюрт. Местность напоминает декорации приключенческих фильмов: опасные расщелины, крутые скалы, пещеры и гроты.
  • Подъем Маната. Пустынная местность с чередованием крутых спусков и подъемов. Здесь дуют сильнейшие ветра, поэтому стоит быть осторожными у обрывов.
  • Коричневые скалы. Это невысокие известняковые горы. Нехарактерным для известняка цветом они обязаны ветрам, которые покрыли скалы слоем песка, глины и кварца. Переливаясь на солнце, песок и кристаллы кварца придают скалам этот необычный оттенок.

Как добраться до Тузбаир в Казахстане

Сор Тузбаир находится южнее автомобильной трассы Актау — Бейнеу. Ближайший крупный город — Актау, который является портом на берегу Каспийского моря.

Координаты смотровых площадок: 44.09026, 53.19621; 44.07974, 53.20703; 44.04663, 53.22466; 44.04609, 53.23928; 44.04905, 53.26531. Все площадки находятся в радиусе 30 км.

Самые впечатляющие виды открываются, если подъехать с западной стороны, с плато Устюрт. Нужно двигаться до западного чинка (обрыва) Устюрта, расстояние — примерно 1–1,5 км от подъема Маната. Ориентир с автодороги — две горы, которые примыкают к основному плато. Панорамный вид на солончак Тузбаир открывается как раз с обрыва у гор. Но подступы к сору обрываются, в некоторых местах до 50 метров, спускаться нужно очень осторожно. Подъехать к самой живописной точке солончака, природной арке, можно по заболоченному краю, дорога под силу только опытным водителям.

Самый популярный автомобильный маршрут: съехать с трассы Актау — Бейнеу по направлению к селу Сай-Утес, далее направиться на юго-запад в сторону подъема Маната (держаться нефтепровода по южной стороне), после нефтепровода повернуть направо и ехать в сторону плато Тузбаир.

Добраться до объекта можно и пешком, но в этом случае необходимо нести большой запас питьевой воды на себе. Путь от трассы займет несколько часов, лучше выходить рано утром, до жары. Ориентир для пеших туристов — появление меловых и известняковых насыпей. Аналогичный путь доступен и велосипедистам.

Панорамный вид на Тузбаир с высоты птичьего полета

Солончак Тузбаир, Мангыстау на видео с квадрокоптера

Сор Тузбаир на западе Устюрта: геология Казахстан

Вы здесь

Достопримечательности Устюрта

Поездка из Актау на сор Тузбаир.

«Глянуть прямо на солнце – болеть слепотой.
Я, живущий великой его теплотой,
Только вечером видел, как сходит оно
В свой закатный веселый шатер золотой»

Абай Кунанбаев. «Лето».

Туры на Западный чинк Устюрта.

Окрестности Западного чинка Устюрта в восточной части Устюрта в Мангистауской области на Западе Казахстана. В окрестностях урочища Манат ата у автодороги Актау – Бейнеу. Это район почти идеальной красот, поскольку природа создана в основном двумя красками – белой солью, белым известняком, белыми облаками и синим небом в хорошую погоду.
Вкрапления в пейзаж желто-коричневого только усиливают белизну соли. Если ехать к сору Тузбаир с западной стороны, то вид на западные склоны Западного чинка Устюрта открывается неожиданно и ошеломляюще.
В зависимости от времени суток сильно меняются краски окружающего пейзажа. С западной стороны чинка здесь расположен сор Тузбаир протянувшися далее на запад на 6 километров, это белое, бескрайнее творение природных стихий.
С Западного чинка плато Устюрт круто обрывается каскадом глинисто-известняковых ступеней, в основании которых лежит обширный солончак Тузбаир. Издалека оно притягивает взгляд только двумя столовыми горами-останцами, примыкающими к основному массиву плато.
Только подъехав к ним по малоприметной дороге, перед взором путника открывается панорама невообразимого буйства природных стихий – воды и ветра. Будьте осторожны в своей попытке подобраться к берегу сора – подходы к нему обрываются отвесными стенами местами в пятнадцать этажей.
Отвесы обрывов изрезаны многочисленными промоинами и глубокими руслами. В самом основании чинка есть гигантская природная арка, однако подобраться к ней очень сложно, только самые опытные водители могут проехать сюда по самой кромке заболоченного сора.
Если подняться на край Западного чинка Устюрта по магистральному грейдеру, вдоль которого проложен газопровод «Средняя Азия – Центр» то едва приметная старая дорога выведет вас на великолепную панорамную точку.
Перед вашим взором откроется целый архипелаг останцовых гор, гребней и утесов с глубокими обрывистыми лагунами призрачного первобытного океана, память о котором хранят выбеленные солью берега тузбаирского сора, да изредка встречающиеся зубы ископаемых акул.

Источник:
Андрей Астафьев, Алксандр Петров.
Фотографии
Александра Петрова.

63r

Жизнь в стиле – travel

Журнал для тех, кто не сидит дома

Каньон и ветер. Грандиозный Сор Тузбаир

Долгий путь привел нас к одному из самых зрелищных и пустынных мест в моей жизни – насколько хватает глаз во все стороны, только основательно просоленные складки каньона Сор Тузбаир. А в середине, бесконечно далеко, соленое озеро, сверкающее на солнце как океаническая рыба. Мы полезли в его складки, ведь приключения начинаются! Вы с нами?

Сор Тузбаир настолько великолепен, что после пары дней тут можно смело разворачиваться и ехать домой. Впечатлений хватит, это я вам гарантирую. Вы только представьте – утро проникает в основательно остывшую за ночь машину (ночью в начале мая очень прохладно, к тому же сносящий все на своем пути ветер добавляет свежести) и вы выбираетесь из спальника, остаетесь один на один с этим огромным плиссированным пространством. Набирающий силу рассвет и неизбежно приходящие с ним тени, между тем, заостряют неоднородность пейзажа. Весь этот мир сейчас только твой, пока твои попутчики сопят в спальниках, ты наблюдаешь за ежедневным театром теней, путающимся в складках наряда этой отдельно взятой части суши на самом краю степной пустыни.

Провал громаден, кажется, что в некотором смысле это край песчано-каменистого мира – другого берега Тузбаира не видно, более того, его похоже и нет. И стоишь ты такой, завернув, спрятав свое тепло в мембранную куртку, и понимаешь, что кажется, дорога кончилась во всех смыслах. Начинается путь. Начинаются приключения. Ты их страстно желаешь и безумно боишься, как, впрочем, и всегда. Наверное, что-то похожее (но, вне всяких сомнений, куда более колоссальное) ощущал Нил Армстронг, стоя в проеме шлюза перед тем, как ступить на поверхность луны.

И вот ты, такой маленький, на пороге этого царства соли, песка и ветра, полон решимости и некое подобие катарсиса захватывает тебя целиком. Как же это круто!

Но невозможно же все время стоять на краю, пора пойти посмотреть, что же спрятано в тенистых выветренных морщинах и морщины ли это? Выступы или провалы? Рельеф здесь не всегда ясен с расстояния из-за просоленности почвы и от этого местный инопланетный пейзаж еще сильнее поражает воображение. Я полагаю, что следующий фильм про покорение Марса можно смело снимать здесь – получится весьма впечатляюще. Тем более, что условия тут не очень располагают к жизни в том виде в котором мы, жители Средне Волжской возвышенности, ее знаем. К ветру, соли и песку добавилось палящее солнце. Как же оно жарило!

Сейчас зима, за окном сугробы и даже не верится, что на таком мощном ветре может быть так жарко. Тропа уводит нас все дальше вглубь каньонных выветриваний, и чем дальше я иду, тем острее понимаю, что пространство здесь искривляется не самым привычным образом. Ты идешь-идешь, но твоя цель не торопиться приближаться к тебе, потому что тут все просто огромное в еще более неописуемо громадной пустоте. Как будто ты нырнул в длинную кроличью нору и летишь, не понимая собственного ускорения между полок, наполненных банками с вареньем.

Когда же ты, наконец, достигаешь кромки и можешь оглянуться назад, то становится непонятно, как же так вышло, что ты шел сюда так долго? Ведь буквально вот он, край, на котором ты оставил машину, но это на самом деле так далеко, что машины ты не видишь (еще ты ее не видишь, потому что находишься метров на 80-100 ниже верхнего яруса каньона). А вот этот белый круг соли справа, он же буквально у подножий той, в общем-то, не высокой шишки, на которой стоишь ты. Но в центре этого круга стоит Дениска, и ты это знаешь, потому что говоришь с ним по рации, ведь человеческая фигура почти не различима на этом огромном белом поле.

Читайте также:  Остров Ява и его достопримечательности с фото

Спустившись к самому обрыву и погладив рукой большие шершавые застывшие от выветривания волны местной мелованно-соленой породы понимаешь, что вниз без веревки не спуститься. Да и с веревкой эти последние 20-30 метров можно преодолеть слишком стремительно для такого хрупкого человеческого тела, потому как порода эта не представляется надежной.

Солнце ушло далеко на запад и можно спрятаться в тень за большую причудливой формы стену и посидеть, прижавшись спиной к горячей и шершавой стене. Заодно вытряхнуть песок из сандалий и кроссовок. Можно послушать, как ветер гудит в этих складках, которым нет числа. Можно задуматься о чем-то, что давно откладывал.

Но дело к закату, а на закате здесь еще более крышесъездно и еще более ветрено, чем на рассвете. Пора занимать места в партере.

Хотелось бы спуститься вниз, но раз здесь не получиться, то мы пойдем другим путем, ведь нормальные герои всегда идут в обход и впереди еще несколько дней катаний по степям. Не переключайтесь!

Расположение:
Сор Тузбаир. Казахстан, полуостров Мангышлак.
Координаты: 44°0’48″N 53°14’51″E карта Wikimapia

Плато Устюрт: ядерный полигон и рай для уфологов

Кто возводил причудливые замки? / Фото Андрея Астафьева

Мало кто знает, что подземные ядерные взрывы производились не только на Востоке, но и на Западе Казахстана. Устюрт – это мастерская дьявола или АЗС для НЛО?

Первый выпуск казахскоязычной версии научно-популярного журнала National Geographic, недавно презентованный в Актау, посвящён природе Мангистауской области. В частности, плато Устюрт – одному из красивейших и загадочнейших мест региона.

“Устюрт, столовое плато, между полуостровом Мангышлак на западе, Аральским морем и дельтой Амударьи на востоке. Высота до 370 метров. Ограничено крутыми обрывами – чинками (высотой 150 метров и более). Полынно-солянковая пустыня. Месторождение нефти и газа” (Советский энциклопедический словарь, 1988 год).

Курганы смерти

Военных сдуло как ветром. Ещё пару часов назад здесь, в полевом лагере близ колодца Кентыкты, кипела строго выверенная и активная, но маловразумительная местному окружению жизнь. Подъезжали и отъезжали тяжёлые грузовики, наглухо крытые брезентом. Суетились люди в защитной форме, стучали автоматы с вертолётов, на бреющем полете гонявших насмерть перепуганную сайгу. Дымили огни походной кухни. У устья скважины, пробуренной полевой самоходной установкой, потрескивали какие-то странные приборы.

Вдруг землю качнуло, она вспухла гигантским нарывом и лопнула. К выцветшему от беспощадного солнца небу выплеснуло высоченный гейзер. Приборы взвыли и застрекотали, как сошедшие с ума трещотки.

Несколько минут зловещей тишины – и началось бегство. Военные запрыгивали в грузовики, лезли на вертолеты, и вся эта техника в момент исчезла за горизонтом.

А потом пришли люди с близлежащих отгонных пастбищ и принялись растаскивать всё, что в спешке и панике бросили сбежавшие военные. Палатки, полевые кухни и электроустановки, продукты из воинского склада, чашки, ложки и тарелки с недоеденной похлёбкой с дощатых столов, сами эти столы. А также непонятные приборы, перешедшие с запредельного визга на частый, но уже вполне приемлемый для привыкшего к безмолвию пустыни чабанского уха треск.

Те, кто полюбопытнее, влезали на взбухший на месте скважины курган высотой метров 30, заглядывали в воронку, качали головой и бормотали что-то про шайтана, вывернувшего наизнанку каменную сердцевину земли.

Мало кто из этих людей остался жив к нынешнему времени. Кто от возраста помер, кого ещё раньше унесла странная, не знакомая прежде в этих местах болезнь, за несколько лет превратившая крепких и цветущих до этого мужчин в ходячие скелеты.

Только позже, во времена активизации движения “Семипалатинск – Невада” было установлено, что на Устюрте, в районе полуострова Бузачи, где нынче разрабатываются крупнейшие в Казахстане месторождения нефти и конденсата – Каламкас и Каражанбас, военные произвели три подземных ядерных взрыва. В стратегических целях. Предполагалось в гигантских пустотах, образовывавшихся после таких взрывов и ограниченных сплавившимися от атомного жара в зеркально гладкое вулканическое стекло известняками, хранить запасы горючего и питьевой воды на случай глобальной войны.

Два взрыва обошлись более или менее благополучно, а во время третьего случился выброс. Вот военные и сбежали. Чай, не “культличностные” времена, чтобы умирать от лучевой болезни за Родину, за Сталина.

Один из этих трёх курганов с провалившимся до самой чёртовой ядерной кухни куполом до сих пор “сифонит” в несколько тысяч микрорентген в час.

Бог проклял эту землю

Вообще военные тут баловались с незапамятных времен. И трудно сказать, какую ещё память оставили они о себе на чинках и в урочищах Устюрта. Местный археолог, работник областного историко-краеведческого музея Андрей Астафьев не раз находил на плато обломки ракет, останки военных самолетов. Спускался он и в одну из воронок, оставшихся после созидателей подземных стратегических хранилищ. В ту, конечно, которая нынче звенит в относительно безопасных пределах.

Хозяйственное освоение этих диких и пустынных мест до сих пор сдерживается суровыми климатическими условиями, безводностью и удалённостью их от центров цивилизации. Если вы попытаетесь пересечь плато на машине, надо делать это на очень надёжной технике, с хорошим запасом горючего, еды, а главное, воды. Протяжённость этой плоской возвышенности составляет 500-600 километров, и можно проехать её насквозь, не встретив ни одной машины, ни единой живой, человеческой души. Так что если ваш автомобиль сломается, этот факт может вырасти в весьма серьёзную проблему.

Когда-то, ещё во времена бытности Актау в статусе секретного почтового ящика, город этот (тогда Шевченко) был практически отрезан от Большой земли. Выбраться отсюда можно было только морем или по воздуху. Либо по одноколейной “железке”, детищу ударной комсомольской стройки (в этих местах есть даже посёлок с названием Комсомольск-на-Устюрте, на территории Каракалпакии), но таким кружным путём и с таким числом стоянок в ожидании встречного дилижанса, что пешком быстрее будет. В те времена среди местных водил была в большом почёте профессия “караван-баши”, человека водившего колонны легковушек на Большую землю, причём путь этот проходил по самому краю Устюрта. Но как-то некий храбрец решил сам с женой и маленьким сынишкой на своем “Запорожце” пройти этот маршрут и сбился с пути. Их искали с вертолётов несколько дней. В итоге нашли только брошенный “Запор”, а от его экипажа не сыскали даже косточек.

Летом термометр здесь зашкаливает в тени за 50 градусов. Зимой – холодрыга до минус 50 и выше. Да всё это при свирепом, в жару иссушающем, в холод – леденящем ветре. За год на эту проклятую богом землю выпадает 100-120 миллиметров осадков. Причём испарение в 10-15 раз превышает этот объём.

Фата-моргана, которую можно потрогать

И всё же есть люди, которые рвутся в эти края, как в землю обетованную. Хотя таких чудаков и немного. Геологи и археологи, натуралисты и охотоведы, художники и мастера фотографии. А также – любители-уфологи. Здесь можно увидеть, встретить, пощупать такое, чего больше нет во всём свете.

Богатейшие залежи ископаемых, содержащих в себе чуть ли не всю таблицу Менделеева. Древнейшие на территории Казахстана и СНГ, а если хорошо поискать, то, возможно, и во всём мире, стоянки первобытного человека, почти в нетленности сохранившиеся городища, нетронутые до сих пор человеческой рукой курганы сарматских и скифских захоронений. Останки караван-сараев одного из ответвлений Великого Шёлкового пути, через который некогда шли гигантские караваны, составленные даже не из сотен, а из тысяч верблюдов. Колодцы, глубиной до 50 метров, вручную долбившиеся предками-кудукши в известняке, по несколько штук сразу в одной грозди. Прославленный шлягером советских времен Уч-кудук – родом из этих мест. Было время, когда человек охотно обживал эти весьма благодатные тогда в экологическом смысле края.

И при всей кажущейся скудности местной флоры и фауны вы найдёте на Устюрте десятки эндемов и реликтов древнейших представителей растительного и животного мира, занесённых в Красную книгу. Здесь есть кустарник под названием “мягкоплодник”, ещё сотни тысяч лет назад утолявший своими ягодами жажду такого же, как он, реликта – антилопы сайга и какого-нибудь неандертальца, одетого в шкуру гепарда. Зверя, увы, ещё на памяти нынешнего поколения, лет тридцать назад навсегда исчезнувшего с Устюрта.

Здесь можно увидеть чётко вырезанный на фоне синего неба силуэт круторогого муфлона, попирающего копытом отроги устюртских чинков. Здесь сокол-балобан бьёт сверху, как молния, зазевавшегося корсака или тушкана. А то и тощего, как египетская мумия, волчару.

А ещё недавно, какие-то несколько миллионов лет назад, тут свирепствовали злобные акулы. Чьи зубы, челюсти и даже целые скелеты до сих пор находят впечатанными в известняки обрывов плато. Ну да, океан Тетис времён древнего триаса простирал свои воды по гигантской территории, до того как разбился на Средиземное, Каспийское, Чёрное и Аральское моря.

Ну а художников и фотомастеров влечёт сюда сказочная фата-моргана. Которую можно не только зарисовать, но и сфотографировать. И даже потрогать руками.

Когда утомленный однообразной и пустой равниной взгляд вдруг натыкается на причудливые замки, дворцы или на гигантских, явно неземного происхождения животных, – первая мысль: это мираж. Но ты подъезжаешь ближе и видишь: нет, он не исчезает, а становится всё явственнее и зримее.

Господи, каких только чудес не наворочала на этих скудных землях кудесница-природа. Ветер, солнце, морозы вырезали из мягких известняков такие причудливые сооружения и скульптуры, что, даже прикоснувшись к ним, не веришь, что тут обошлось без человеческих рук и его гения.

Охотовед Виктор Коняшкин из посёлка Сай-утёс в своё время метко окрестил всю эту каменную архитектурно-биологическую выставку, сооруженную природой, “мастерской дьявола”.

Окромя пришельцев, никаких чудес

Но кое-кто считает, что тут порезвились и пришельцы. В 1979 году уфолог Галдынбег Сатиков видел над мёртвым глинистым сором Соксор НЛО. Это его наблюдение зафиксировано в соответствующих анналах мировой уфологии.

А сколько таких наблюдений никем не зафиксировано?

В частности, заведующая отделом местного музея этнографии и краеведения Лидия Бычкова видела, по её словам, нечто вроде летающей тарелки лет двадцать назад во время туристического похода, в который отправилась на Устюрт с сыном-восьмиклассником и его друзьями по школе.

– Мы сидели у костра, – вспоминает она, – и вдруг увидели, как от чинка расположенного напротив нас каньона отделились три ярких огня, расположенных треугольником. Повисели в воздухе несколько минут и с невероятной скоростью, но совершенно бесшумно унеслись в направлении к центру плато.

А уже упоминавшийся охотовед Коняшкин, посмеиваясь, говорит, что он раз 20 видел над Устюртом эти летающие, как он выразился, “кастрюли”, но только в советские времена. И предполагает, что то была, возможно, некая новейшая военная техника, испытывавшаяся в этих пустынных местах Минобороны СССР. Хотя следопыт не исключает и инопланетного происхождения этих объектов.

Читайте также:  Чикаго, достопримечательности города в США

Правда, упоминавшийся выше археолог Андрей Астафьев ничего такого на Устюрте не видел. Хотя, по его словам, места более подходящего для высадки пришельцев трудно сыскать на всей Земле. Зато он, причём в большой хорошей компании, видел однажды нечто вроде НЛО над городом Новый Узень (ныне Жанаозен). Причём объект этот в то же самое время видно было и из Шевченко (ныне Актау), хотя расстояние между этими городами около 180 километров. Видел тогда эту непонятную штуку и автор этих строк. А на Устюрте, конкретно на полуострове Бузачи над месторождением Каламкас мне довелось как-то в соляную бурю наблюдать десятки очень редко, говорят, встречающихся в природе шаровых молний, скачущих как сумасшедшие среди промысловых сооружений и высоковольтных проводов.

Кстати, о шаровых молниях. Один местный исследователь, кандидат геолого-минералогических наук Геннадий Тарасенко, разработал целую теорию, доказывающую, что огромные скопления гигантских конкреций (вулканических образований шаровой формы), разбросанных по всему Устюрту, не что иное, как заправочные станции для НЛО. По его мнению, конкреции – это хранилища шаровых молний, ещё в доисторические времена созданные научной мыслью пришельцев. И корабли инопланетян постоянно заправляются дармовой энергией из этих самых шаров.

Хочешь жить – не стреляй по сайгакам

Когда-нибудь Устюрт и вообще Мангышлак, наверняка, станут местом паломничества туристов со всего мира. А пока сюда ездят лишь отдельные смельчаки. Причём не всегда такие поездки кончаются благополучно. Трагический несчастный случай произошел, в частности, на Устюрте лет 20 назад с тогдашним послом ФРГ в РК Андреасом Кёртингом, которого, кстати, сопровождал в поездке упоминавшийся выше археолог Андрей Астафьев. Андреас и его супруга, орнитологи-любители, отправились на плато посмотреть на редких птиц. К концу дня сделали привал, приготовили шашлык. И… во время еды посол подавился куском мяса. Андрей Астафьев и водитель джипа Игорь Казаков сделали всё, чтобы откачать мгновенно впавшего в клиническую смерть немца, и в итоге смогли запустить ему сердце и дыхание. Доставили его в ближайшую больницу, в Новый Узень. Оттуда его в тот же день забрал в лучшую германскую клинику немецкий вертолет. Но даже и через десять лет медики так и не смогли вывести Кёртинга из состояния глубочайшей комы. В итоге он был отключен от аппарата искусственного дыхания.

Молва утверждает, будто бы немецкий гость позволил себе застрелить сайгака неподалеку от подземной мечети местного святого, строителя этого и десятка других подобных храмовых сооружений Бекет-ата, что врезана в один из чинков плато. Вот и был наказан за это. Однако, проводник и водитель опровергают такую версию события: гость сайгаков не стрелял.

Так или иначе, но этот несчастный случай добавил ещё один мрачный штрих в загадочную историю Устюрта.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Казахстан. Плато Устюрт. Маунтинбайк. Интервью с Евгением Курниковым


Команда проекта RideThePlanet собралась в Западном Казахстане для путешествия и съемок нового фильма посвященного маунтинбайку. В течение 10 дней мы побывали в различных районах плато Устюрт и восточного побережья Каспия. В экспедиции приняли участие райдеры Евгений Курников и Петр Винокуров, гид Максим Иванов, Вера Дутова и съемочная группа – Олег Колмовский и Константин Галат.

Плато Устюрт – огромная пустынная территория, площадью более 200 тысяч кв. км, пролегающая между побережьем Каспия и пересыхающего Аральского моря в западной части Казахстана, а также на территории Туркмении и Узбекистана. Практически полное отсутствие воды, суровый засушливый климат и сильные ветра делают эти земли мало пригодными для жизни человека.

Большая часть Устюрта является дном древнего моря. За миллионы лет осадки и ветер сформировали в относительно мягких известняковых породах Устюрта ландшафты разнообразных причудливых форм – глубокие меловые каньоны, скалистые гребни, глинистые холмистые долины и обрывистые плато.

В середине прошлого столетия большая территория плато была закрыта для посещения и туризма – здесь находились несколько полигонов на которых испытывали химическое оружие и проводили подземные ядерные испытания. Сейчас по обширной территории Устюрта можно свободно перемещаться на внедорожниках, а с экологией в большинстве районов плато все хорошо. В 1984 году был создан Устюртский Государственный Заповедник, вобравший в себя большую часть территории плато для изучения и сохранения в естественном состоянии природного комплекса северных пустынь Устюрта, в том числе редких видов фауны и флоры.

Исследовать плато Устюрт в наши дни можно только в формате авто-мото-экспедиций – расстояния большие, инфраструктура отсутствует, дорог с покрытием практически нет, сотовой связи в удаленных и самых интересных районах также нет. Организуя многодневные экспедиции по Устюрту лучше рассчитывать на собственные силы – иметь надежную и проходимую автотехнику, необходимый запас топлива, воды, провизии и хорошую навигацию. Лучшим временем для путешествия по плато является период с начала сентября до середины октября. В летний период здесь стоит невыносимая жара, в осенне-зимний период преобладают сильные ветра и низкие температуры, а в весенний период на Устюрте наблюдается высокая активность змей, скорпионов, пауков и других ядовитых обитателей пустыни.

За время экспедиции нам удалось побывать в двух районах Устюрта – каньонах Сор Тузбаир и урочище Бозжира, а также провести пару дней на побережье Каспийского моря – на дюнах мыса Песчаный в 50 км южнее Актау. Однозначно, исследовать обширные территории Устюрта можно не один год и каждый раз оказываться в новых районах со своим неповторимым ландшафтом.

Интервью с райдером Евгением Курниковым

Евгений Курников – один из сильнейших российских вело-фристайлеров, прорайдер компании «Триал-Спорт», впервые принимал участие в съемках с командой RideThePlanet.

– Я родился и живу в Чите, в Сибири за Байкалом. В 12 лет записался в секцию шоссейного велоспорта и на протяжении пяти лет вкручивал на дальние расстояния и участвовал в гонках пока на глаза мне не попался журнал о горном велосипеде «Mountain Bike». Позже выпуски именно этого журнала здорово меня просветили в плане велокультуры и того, что происходило в этой среде в нашей стране и в мире. В журнале я находил интересные статьи про путешествия с велосипедом, про технику и трюки, руководства по постройке трамплинов.

В нашей велошколе были простенькие горные байки на которых мы с друзьями гоняли по лесу в межсезонье. Мне было скучно наматывать круги и все время тянуло на какие-то новые и опасные траектории. Хорошо запомнились ощущения от первых прыжков на велосипеде. Вылетая в очередной раз из какого-нибудь глубокого оврага в животе все сжималось от удовольствия и хотелось ещё. Пока не видели тренеры, возле велошколы я сооружал трамплины из подручного хлама и на них оттачивал своё мастерство. К совершеннолетию с шоссейными гонками я решил завязать и полностью посвятить себя фристайлу.

В 2006 году моя бабушка взяла кредит, и мы купили мне первый горный байк. Заточен он был в основном под кросс-кантри, но я катал на нем все – от даунхилла до триала. От велошколы каждый месяц я получал небольшое пособие и помогал бабуле расплачиваться с кредитом. Спустя год, я начал выезжать на свои первые соревнования, где участвовал сразу в нескольких дисциплинах: кросс-кантри, даунхилл, триал и ВМХ. ВМХ-байк брал покататься у каких-то ребят на контестах. Удавалось даже занимать призовые места, почти во всех дисциплинах.

О соревнованиях и путешествиях

С каждым годом я все чаще стал ездить по соревнованиям за пределы Забайкальского края и уже перестал распыляться между разнообразием велосипедных направлений. Потом появился мой постоянный спонсор – «Сеть магазинов «Триал-Спорт», который поддерживает меня уже почти десять лет. В этот период я часто выезжал в Европу и Азию на вело-контесты, где нередко занимал призовые места в дерт-джампинге и слоупстайле.

Для меня велосипед – это не просто спортивный снаряд для установки рекордов и завоевания титулов. Велосипед – это, в первую очередь, символ движения по планете. Благодаря велику и неведомо какой силе мне удавалось побывать в красивейших местах, встретить на своём пути умных и интересных людей и прожить с ними незабываемые моменты.

В 2016 году я получил приглашение от крупнейшей велосипедной компании GT посетить командный лагерь «GT Team Camp», который проходил в городе Темекула, штат Калифорния. Так я впервые отправился в Америку. Эта поездка открыла мне новый мир и полностью перевернула мое представление о Соединенных Штатах. В лагере я увидел вело-кумиров, на которых равнялся ещё в детстве. И здесь я не просто видел их, а катался вместе с ними и общался. Встреча с легендой велосипедного мира Хансом Реем оказалась большой неожиданностью, ведь мое первое обучающее видео ещё на DVD-дисках было как раз с его участием. Несколько дней организаторы лагеря устраивали нам различные приключения: спуск с горы на горных велосипедах по специальным трассам, утреннее занятие йогой и плавание на каяках в океане. Это были действительно незабываемые дни.

С тех пор в Америку я ездил каждую зиму два года подряд. Несколько месяцев я проникался культурой чужой тогда ещё для меня страны, нашёл близких по духу друзей, которые каждый год давали мне кров и стали как семья. Вместе мы путешествовали по Калифорнии и катались в лучших байкпарках мира. Вдохновившись книгой Жюля Верна «Вокруг Света за 80 дней» я решил отправиться через всю Америку от Лос-Анджелеса до Нью-Йорка на поезде. Три дня я провел в пути, “прилипнув” к окну и вбирая в себя эти поразительные пейзажи. Про Америку могу бесконечно рассказывать, поскольку слишком яркое впечатление она на меня произвела.

Каждый раз возвращаясь домой из подобных путешествий я привожу с собой бесценный багаж знаний, которые спешу использовать в создании своих творческих проектов. Мне повезло, что в Чите у меня есть единомышленники, которые всегда готовы делать что-то новое и необычное. Так, например, в одном из наших проектов я использовал кузов огромного грузовика «Белаз» и разместил в нем трамплин. Съемки фото и видео проходили в промышленной зоне одного из горнодобывающих предприятий Забайкалья. Уверен, что для многих работников все, что мы делали в течение нескольких дней казалось чем-то из ряда вон выходящим. Сейчас в голове масса идей и сценариев, которые хочется воплощать в реальность.

С годами я начал замечать как меняется мое отношение к катанию. Если раньше в приоритете были сложные трюки и безбашенность, лишенная эстетики, то сейчас я стал больше наслаждаться деталями техники катания, получать удовольствие от придумывания и постройки интересных и разнообразных спотов.

О путешествии в Казахстан

Предложение принять участие в съемках проекта RideThePlanet стало для меня неожиданностью. Я долгое время слежу за их творчеством и каждый раз поражаюсь невероятным местам, в которых команде удается побывать и покататься.

Читайте также:  Памятник Минину и Пожарскому на Красной площади

Отправившись в эту экспедицию я не знал, что меня ждет. На машине мы преодолели почти 1,5 тысячи км по бескрайней и практически безлюдной пустыне Западного Казахстана ради того, чтобы пожить и покататься в уникальных местах на велосипеде. Мы постоянно жили в палатках вдали от цивилизации, сами готовили еду, обходились ограниченным количеством воды – все это напоминало какие-то первобытные условия и придавало шарм путешествию. Неизведанный рельеф этих мест, как огромный холст, на котором можно найти невероятное количество уникальных линий для катания. В первое время глаза просто разбегались. Хотелось залезть на каждую гору и сломя голову мчаться вниз.

В первом месте, где мы базировались – каньонах Сор Тузбаир, я нашел извилистую линию по гребню горы, у подножья которой был подходящий холм для постройки трамплина. Несколько часов я провел на жаре с лопатой, приводя в нужный вид мою линию. Самым сложным было выводить радиус у трамплинов, поскольку почва была крайне пересушена и совсем не формировалась, а тратить на постройку привезенную с собой для питья воду было безумием. В итоге я крутил бэкфлип с пологого и очень рыхлого трамплина. В такие моменты посещает мысль – мы находимся далеко от цивилизации, до ближайшего населенного пункта более ста километров по ухабам. Ошибаться нельзя. Но один раз, я все же ошибся. Это случилось, когда я пробовал выполнить трюк с каменного дропа в меловом каньоне. Я увидел, как Петя Винокуров активно прыгает этот дроп в своей линии и опрометчиво решил, что с легкостью смогу сделать с этого рельефа свой трюк. Но я немного не рассчитал скорость и динамику. Все произошло настолько быстро, что я ничего толком сообразить не успел. В полете отделился от велосипеда, «сложил в восьмерку» переднее колесо и чудом отделался лишь царапинами. Это падение окончательно привело меня в чувство.

В последующем я старался больше обращать внимание не на трюковые элементы, а на фрирайдные траектории, которые создала и подготовила для нас сама природа, и хотелось проехать эти линии динамично и эстетично. Иногда, в эмоциональном плане, это бывает сильнее, чем исполненные трюки. Спуск вниз по узкому крутому гребню огромной каменной горы – это что-то невероятное! В голове в этот момент единственная мысль – не смотреть вниз и доверять своим ощущениям и балансу. Для меня это были совершенно новые эмоции.

Катание и съемки в пустыне отнимают много энергии. Время от времени нам нужен был возврат в цивилизацию для пополнения запасов воды, провизии, топлива и небольшого отдыха. Между двумя забросками в горы в разных районах Устюрта мы отправились к Каспийскому морю, где провели пару дней в песчаных дюнах, наслаждаясь волнами и морской прохладой. Волшебный тихий вечер, проведенный у костра на заходе солнца, сменился суперзвездной темной ночью, а затем внезапно налетевшей песчаной бурей. Среди ночи нас начало сдувать сильным ветром и была угроза прихода больших волн с моря. Мы быстро свернули наш лагерь и попытались переместиться дальше от берега, но в спешке и дезориентации застряли в песках. Поняв, что нашим жизням и технике море больше не угрожает, мы приняли решение остаться в дюнах до рассвета, а утром уже спокойно откопали и вытолкали машины и отправились дальше. В эти сутки пустыня, дюны и море нам показали свой характер.

Для меня было важно провести это время вдали от цивилизации, без связи, гаджетов и в компании единомышленников. Такие поездки шире открывают глаза на окружающий мир. Проводя дни от рассвета до заката в дикой природе ты начинаешь тщательней смотреть вокруг, видеть что-то в каждом камне, изгибе горы, линии горизонта. Это, безусловно расширяет сознание и дает перспективу и новые идеи.

Природа Казахстана. Неизвестная и загадочная приро

Природа Казахстана. Неизвестная и загадочная природа Казахстана.
Туранская низменность.

Кокаральская плотина. Малый Арал. Восточное Приаралье.
Путешествие к истокам азиатской цивилизации.

“Результатом всех усиленных моих розысков было то, что я решительно не нашёл ни вулканов, ни истинных вулканических явлений, ни даже вулканических пород в Небесном хребте”.

Семенов Тян-Шанский. «Землеведение Азии».

Туранская низменность – это широкая равнина, протянувшаяся в Казахстане с запада на восток. На ее территории расположены озера Балхаш и Алаколь, плато Мангыстау, Устюрт, Тургайское плато, Приаралье, река Сырдарья, пески Кызылкум, Бетпакдала, пески Мойынкум. Судя по рельефу низменности, геологическая история, ее образования сложна и разнообразна. Основной фундамент Туранской низменности составляет молодая эпигерцинская платформа, образованная в палеозое. Урочище Босжира. Плато Устюрт.
Урочище Босжира. Плато Устюрт.
В формировании рельефа низменности большую роль играют денудационные – аккумулятивные аллювиальные процессы. Мангыстауская низкогорная область. Самая высокая точка Каратау – Бесшокы (555 м). Склоны Каратау расчленены ущельями и вымоинами в виде холмистых возвышенностей. Только горный хребет выглядит отвесным, оголенным, скалистым. Между полуостровом Мангыстау и Аральским морем расположена холмистая равнина – плато Устюрт. Его высота – 200-300 м, площадь – 170 тыс. км.кв., длина – 600 км, ширина – 300 – 400 км. Прогулка по реке Сыр-Дарья. Окрестности города Кызылорда.
Прогулка по реке Сыр-Дарья. Окрестности города Кызылорда.
Плато заходит на территорию Казахстана только своей северо-западной частью. Рельеф его ровный, сложен ракушечниками – оолитными ивестняками, слоеными и глинисто-кремниевыми мергелями и белыми известняками с глиной. В некоторых местах встречаются высохшие котловины озерных впадин, занесенных песком (Сам, Асмантай, Матай). Здесь нет никаких поверхностных вод. На Туранской низменности добывают такие полезные ископаемые, как нефть, газ, строительные материалы. Мангыстау – один из основных нефтяных районов нашей страны. Нефть, добытая на скважинах Узеня, Жетыбая, транспортируется через морские порты в другие районы Казахстана. В Мангыстау и в других районах открыты месторождения железа, меди, фосфоритов, марганца. Каспийское море.
Каспийское море.
На территории Тургайского плато и бассейна реки Или был найден древесный уголь. В недрах имеются большие запасы глины, песка, щебня. Светлый гранит Бетпакдалы и мангыстауский ракушечник считаются особо ценным строительным материалом. Местные минеральные красители также очень высоко ценятся. На Туранской низменности, кроме того, добывают поваренную соль и соду. Климат Туранской низменности свойствен климат сухой и резко континентальный. Лето здесь жаркое, а зима холодная. Средняя температура января на севере – 18° С, на юге -2° С. Зимой на территорию часто проникают холодные арктические воздушные массы и сибирский антициклон. Окрестности заповедника Барсакельмес.
Окрестности заповедника Барсакельмес.
В это время температура понижается до – 30 – 40° С, а в теплое время года средняя температура в июле на севере + 22 °С, на юге + 29 °С. Часто дуют суховеи. Весной и осенью выпадает относительно много осадков. Речная сеть Туранской низменности слабо развита. Амударья и Сырдарья берут свое начало за пределами территории Казахстана. После использования их вод для нужд сельского хозяйства, в Аральское море впадает очень малое количество речной воды. В последнее время Сырдарья практически не доходит до моря. Состояние рек, Чу и Талас также схоже с этими реками. Они достигают казахстанской территории с малым количеством воды, и поэтому не полностью обеспечивают водой потребности Мойынкумов и Бетпакдалы. Реки Тургайского плато Тургай, Иргиз, Улыжыланшык летом пересыхают, превращаясь в старицы, мелкие озера, либо остаются в песках. В низовьях рек находятся такие озера, как Убаган, Шалкар, Шалкартениз, Акколь, Сарыкопа. Многие из них соленые. Жетысуйские реки – Или, Каратал, Аксу, Лепсы, Тентек – пресноводные. В течение года в них тоже уменьшается сток. Уменьшение стока рек Туранской низменности осложняет экологическое состояние Аральского моря и озера Балхаш. Аральское море начинает высыхать. Уровень воды на Балхаше тоже падает. В решении водной проблемы Туранской низменности большое значение имеют подземные воды. Здесь грунтовые воды расположены на глубине 20 – 50 м, а артезианские воды находятся еще глубже. В пустынной местности питьевая вода и вода, используемая для нужд хозяйства, добывается из-под земли. Растительный и животный мир Туранской низменности. Только север Туранской низменности – Тургайское плато входит в сухо-степную и полупустынную зоны, а его остальная часть полностью относится к зоне пустынь. Развитие почв и растительного покрова соответствует им. На тургайских темно-каштановых почвах растут типчак и белый ковыль. Почвы полупустынной степи, простирающейся к югу, обычно светло-каштановые. Им соответствует растительный покров из полыни и кохии. Туранские пустынные территории относятся к северному и южному типу пустынь. Северный тип пустынь развит в Северном Приаралье, Бетпакдале, Мойынкумах, Балхаш-Алакольской впадине. Сор Тузбаир. Западный Устюрт.
Сор Тузбаир. Западный Устюрт.
На их бурых и каштановых почвах растут полынь и солончаковые растения. В них смешаны туранские виды растений, свойственные Средней Азии и центрально-азиатским пустыням (красная полынь, терескен, житняк, жузгун, тамариск, буян, итсигек, боялыч, саксаул, черный саксаул, черная полынь). Они по сравнению с растительностью пустынь лучше растут на песчаных барханах. Глинистые берега соленых озер и такыры бывают в основном без растительности. В долинах рек произрастает немного луговых трав. В Мангыстау и Присырдарье (Кызылкум), которые относятся к южному типу пустынь, преобладают сероземы. Малый Арал. Окрестности Кокаральской дамбы.
Малый Арал. Окрестности Кокаральской дамбы.
На них растут эфемеры и полынь, солончаковые травы. В Присырдарье очень много орошаемых земель. Основные территории Туранской низменности благоприятны для развития животноводства. Посевные земли встречаются только на севере Тургая. Остальные территории используются для пастбищ. В глинистых пустынях Туранской низменности обитают сайгаки, джейраны. На Устюрте встречаются муфлоны. Из хищных зверей обитают волки, лисы, барханные кошки, каракалы. Часто встречаются тушканчики, мыши, ящерицы, черепахи, змеи, другие пресмыкающиеся, свойственные пустынным зонам. В пойме реки Или обитают ондатры. Так как тип природы Туранской низменности пустынный, ее экологическое состояние неустойчивое. Здесь часто бывают суховеи – знойные пыльные бури. Спад уровня воды Аральского моря усложняет ситуацию, соли и солонцы со дна высохшего моря уносятся ветром и покрывают окрестности, увеличивают засоленные площади. Такая ситуация угрожает и жизни животных. Имеются факты гибели сайгаков и куланов. В целях защиты природы от таких бедствий организованы заповедники. Устюртский муфлон. Урочище Огланды.
Устюртский муфлон. Урочище Огланды.
Один из них – заповедник Барсакельмес (1939 г.), был расположен на острове Барсакельмес в Аральском море. Площадь его составляла 18,3 тыс. га. Из-за высыхания моря все животные покинули Барсакельмес, офис заповедника продолжает свою работу, но заповедника, как такового уже не существует. В 1984 году в Мангыстауской области был организован заповедник Устюрт. Его площадь – 223,3 тыс. га. Здесь обитают 45 видов млекопитающих, 220 видов птиц. В заповеднике обитают такие редкие виды диких животных, как муфлон (восточный баран), каракал, барханная кошка, рысь, леопард, серый сайгак и др.

Источники:
А.Г. Исаченко, А.А. Шлярников. Природа мира. «Ландшафты», Москва, «Мысль», 1989 год.

Copyright © 1989 – 2016. При копировании материала ссылка на сайт “Silk Road Adventures” обязательна.

Ссылка на основную публикацию