Церковь Покрова в Филях, Нарышкинское барокко

Церковь Покрова в Филях, Нарышкинское барокко

Храм Покрова – классический образец стиля, получившего название по фамилии заказчиков – бояр Нарышкиных. Об архитекторах зданий известно гораздо меньше, чем о их заказчиках.

Поэтому стиль, в котором построены многие здания Москвы и очень немногие за ее пределами в конце XVII – начале XVII века, получил название от имени заказчиков.

Иногда его называют нарышкинским, или московским, барокко, но иностранцы не узнают в храме Покрова в Филях или храме Бориса и Глеба в Зюзино свое, европейское, относя их к чисто русскому стилю.

И это не случайно, потому что, придя с запада, стиль барокко был существенно адаптирован и творчески переработан, в результате чего возник совершенно новый вариант русского барокко, вобравший в себя и чисто русские элементы, и западные.

«Церковь Покрова в Филях. — лёгкая кружевная сказка. чисто московская, а не европейская красота. Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты. » (И. Грабарь)

Об одном из самых ярких образцов нарышкинского стиля – храме Знамения в Дубровицах – я уже рассказывала. Сегодня рассказ о храме Покрова в Филях, который является классикой нарышкинского стиля, открывшего принципиально новую страницу в истории русского храмового зодчества.

Храм Покрова в Филях. 1690-1694 гг..

Никоновский стиль , как попытка насильственно насадить единообразие в культовом строительстве, не прижился. После ухода Никона зодчие предпочитали строить, ориентируясь на прежний, дониконовский, стиль .

Но проблема единообразия стиля, реформирования и преобразования канона культового строительства оставалась. Каждый архитектор предпринимал шаги в этом направлении, понимая, что времена изменились, что культура все больше двигалась в сторону усиления декоративности и праздничности, украшательства и светскости. Но решения не находилось.

Пока не появился принципиально новый тип храма – «восьмерик на четверике», сохранивший, с одной стороны пятикупольность и многоярусность, как то предписывал патриарх Никон, а с другой, основывался на принципах древнерусского деревянного зодчества, с которым Никон боролся.

Нарышкинский стиль сумел органично переработать многие западные элементы, такие, как симметричность, повторяемость рисунка, обилие декоративных элементов, красочность, скульптурность и другие.

Лев Кириллович Нарышкин

Но, с другой стороны, поставленные одна на другую формы разных размеров и конфигураций, они не сливались в один объем, как это было на западе, а присоединялись друг к другу по принципу сложения, как было принято в русском деревянном зодчестве: одна клеть присоединялась к другой, не сливаясь друг с другом .

Храм становился устремленной ввысь пирамидой, где каждый ярус жил самостоятельной жизнью, поскольку был отграничен один от другого. Одновременно в храме широко используются декоративные элементы, пришедшие с запада, в частности из Польши, Украины и Белоруссии.

Спрос на декоративность все больше формировался элитой, которая заглядывалась на западный быт, стремилась к театральности и красоте. Новая жена Алексея Михайловича, Наталья Нарышкина, воспитанная в доме главы Посольского приказа Артамона Сергеевича Матвеева, впитала в себя этот дух и привнесла его в царский дом. Да и Алексей Михайлович не чурался западного влияния, проникаясь им все больше и больше.

Интерьер нижнего храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы

Храм Покрова в Филях стал образцовым. Наконец было найдено то, что так долго, почти наощупь, искалось. Храм – полностью центрический: вертикальная ось включает в себя как само храмовое пространство, так и колокольню, которая в других вариантах выносилась на запад и находилась над притвором.

В основании храма находится симметричный четырехлепестковый равносторонний крест, в котором алтарная сторона имеет такое же очертание, как и остальные три. Отличить ее можно только по отсутствию с этой стороны лестницы на площадку-гульбище.

Само по себе такое устроение храма было нетипичным для древнерусского храма, потому что алтарная апсида (стена) традиционно отличается от других даже по конфигурации. Во-вторых, поставленные друг на друга части храма допускали, что престолы – нижний и верхний – находятся один над другим, что также нарушает общепринятый канон.

План летнего (верхнего) храма

В храме Покрова в Филях, построенном по принципу сложения, есть два храма: нижний – зимний, отапливаемый, и верхний – летний, неотапливаемый. Верхний посвящен Спасу Нерукотворному, нижний – Покрову Пресвятой Богородицы. Покровский нижний храм приходский, верхний – домовой, для хозяйской семьи. Сегодня в нем находится филиал музея Андрея Рублева.

Но отступление от канона позволило создать впечатление торжественности и цельности композиции, которая строилась по принципу ступенчатости и восхождения ввысь, что усиливалось постепенным уменьшением размеров вышележащих элементов по сравнению с нижними.

Вообще такое медленное восхождение к вершине характерно для православного мировосприятия. Так на иконах горы всегда изображаются с площадками (лещадками), являясь символом постепенного движения к вершинам духа. Храм Покрова построен принципу иконных горок.

Обходная галерея вокруг второго этажа храма

Храм состоит из пяти ярусов. Первый – храм в честь Покрова, второй, третий и четвертый ярусы – летний храм и пятый – колокольня, которую венчает маковка с крестом, словно собирающая всю конструкцию в единое целое и являющаяся последней точкой.

Первый ярус так же, как и следующий – второй, имеет в основании четырехлепестковый крест, каждый конец которого заканчивается полукружием. Если полукружия убрать, то в основании получится равносторонний четверик.

Поднимаясь с нижнего этажа по трехсторонней белокаменной лестнице, попадаешь на площадку второго этажа. Лестница и медленный подъем по ней задают ритм всей храмовой композиции. Первый ярус второго этажа имеет ту же конфигурацию, что и первый этаж, только меньших размеров.

Внутренний интерьер летнего храма в честь Спаса Нерукотворного

Вверху из-за лепестков-полукружий виден верх четверика, на котором стоит восьмигранник («восьмерик»), венчающий летний храм. Основной достопримечательностью второго этажа является чудный резной деревянный восьмиярусный иконостас.

Таких в России насчитывается единицы, поскольку классический русский иконостас – пятиярусный. Иконостас летнего храма выполнен лучшим мастером-резчиком того времени Карпом Ивановичем Золотарёвым и является уникальным по красоте и исполнению.

Белый декор внешнего убранства храма Покрова подчеркивает ступенчатость восхождения и соединяет храм в единое целое. Белые колонны украшают, как и в русском деревянном зодчестве, стыки стен, углов и окон. Вертикаль гасится белым горизонтальным карнизом, который заканчивается пеной декоративного узора.

Северные двери иконостаса. Дьякон Стефан поразительно похож на молодого Петра Первого

Диалог вертикали и горизонтали выливается в их синтез: три колонны в каждом углу четверика, над которыми, словно корона, возвышается белокаменный гребешок декора.

Интерьер верхнего храма также построен на диалоге вертикали и горизонтали. Вертикаль существенно преобладает над горизонталью и у молящегося создается то же ощущение восхождения ввысь, как и во внешней композиции храма. Плавным и ступенчатым является переход от четверика к восьмерику, создавая атмосферу спокойствия и гармонии.

Темный низ храма Покрова одновременно с ярким освещением верха окнами восьмерика дополняет чувство полета и восхождения вверх молящегося.

Храм Покрова в Филях. Нарышкинский стиль

Храм Покрова – классический образец стиля, получившего название по фамилии заказчиков – бояр Нарышкиных. Об архитекторах зданий известно гораздо меньше, чем о их заказчиках.

Поэтому стиль, в котором построены многие здания Москвы и очень немногие за ее пределами в конце XVII – начале XVII века, получил название от имени заказчиков.

Иногда его называют нарышкинским, или московским, барокко, но иностранцы не узнают в храме Покрова в Филях или храме Бориса и Глеба в Зюзине свое, европейское, относя их к чисто русскому стилю.

И это не случайно, потому что, придя с запада, стиль барокко был существенно адаптирован и творчески переработан, в результате чего возник совершенно новый вариант русского барокко, вобравший в себя и чисто русские элементы, и западные.

«Церковь Покрова в Филях. — лёгкая кружевная сказка. чисто московская, а не европейская красота. Оттого-то стиль московского барокко имеет так мало общего с барокко западноевропейским, оттого он так неразрывно спаян со всем искусством, непосредственно ему на Москве предшествовавшим, и оттого для каждого иностранца так неуловимы барочные черты. » (И. Грабарь)

Об одном из самых ярких образцов нарышкинского стиля – храме Знамения в Дубровицах – я уже рассказывала. Сегодня рассказ о храме Покрова в Филях, который является классикой нарышкинского стиля, открывшего принципиально новую страницу в истории русского храмового зодчества.

Никоновский стиль, как попытка насильственно насадить единообразие в культовом строительстве, не прижился. После ухода Никона зодчие предпочитали строить, ориентируясь на прежний, дониконовский, стиль.

Но проблема единообразия стиля, реформирования и преобразования канона культового строительства оставалась. Каждый архитектор предпринимал шаги в этом направлении, понимая, что времена изменились, что культура все больше двигалась в сторону усиления декоративности и праздничности, украшательства и светскости. Но решения не находилось.

Пока не появился принципиально новый тип храма – «восьмерик на четверике», сохранивший, с одной стороны пятикупольность и многоярусность, как то предписывал патриарх Никон, а с другой, основывался на принципах древнерусского деревянного зодчества, с которым Никон боролся.

Нарышкинский стиль сумел органично переработать многие западные элементы, такие, как симметричность, повторяемость рисунка, обилие декоративных элементов, красочность, скульптурность и другие.

Но, с другой стороны, поставленные одна на другую формы разных размеров и конфигураций, они не сливались в один объем, как это было на западе, а присоединялись друг к другу по принципу сложения, как было принято в русском деревянном зодчестве: одна клеть присоединялась к другой, не сливаясь друг с другом.

Храм становился устремленной ввысь пирамидой, где каждый ярус жил самостоятельной жизнью, поскольку был отграничен один от другого. Одновременно в храме широко используются декоративные элементы, пришедшие с запада, в частности из Польши, Украины и Белоруссии.

Спрос на декоративность все больше формировался элитой, которая заглядывалась на западный быт, стремилась к театральности и красоте. Новая жена Алексея Михайловича, Наталья Нарышкина, воспитанная в доме главы Посольского приказа Артамона Сергеевича Матвеева, впитала в себя этот дух и привнесла его в царский дом. Да и Алексей Михайлович не чурался западного влияния, проникаясь им все больше и больше.

Храм Покрова в Филях стал образцовым. Наконец было найдено то, что так долго, почти наощупь, искалось. Храм – полностью центрический: вертикальная ось включает в себя как само храмовое пространство, так и колокольню, которая в других вариантах выносилась на запад и находилась над притвором.

В основании храма находится симметричный четырехлепестковый равносторонний крест, в котором алтарная сторона имеет такое же очертание, как и остальные три. Отличить ее можно только по отсутствию с этой стороны лестницы на площадку-гульбище.

Само по себе такое устроение храма было нетипичным для древнерусского храма, потому что алтарная апсида (стена) традиционно отличается от других даже по конфигурации. Во-вторых, поставленные друг на друга части храма допускали, что престолы – нижний и верхний – находятся один над другим, что также нарушает общепринятый канон.

В храме Покрова в Филях, построенном по принципу сложения, есть два храма: нижний – зимний, отапливаемый, и верхний – летний, неотапливаемый. Верхний посвящен Спасу Нерукотворному, нижний – Покрову Пресвятой Богородицы. Покровский нижний храм приходский, верхний – домовой, для хозяйской семьи. Сегодня в нем находится филиал музея Андрея Рублева.

Читайте также:  Коренная пустынь в Курской области, описание и адрес

Но отступление от канона позволило создать впечатление торжественности и цельности композиции, которая строилась по принципу ступенчатости и восхождения ввысь, что усиливалось постепенным уменьшением размеров вышележащих элементов по сравнению с нижними.

Вообще такое медленное восхождение к вершине характерно для православного мировосприятия. Так на иконах горы всегда изображаются с площадками (лещадками), являясь символом постепенного движения к вершинам духа. Храм Покрова построен принципу иконных горок.

Храм состоит из пяти ярусов. Первый – храм в честь Покрова, второй, третий и четвертый ярусы – летний храм и пятый – колокольня, которую венчает маковка с крестом, словно собирающая всю конструкцию в единое целое и являющаяся последней точкой.

Первый ярус так же, как и следующий – второй, имеет в основании четырехлепестковый крест, каждый конец которого заканчивается полукружием. Если полукружия убрать, то в основании получится равносторонний четверик.

Поднимаясь с нижнего этажа по трехсторонней белокаменной лестнице, попадаешь на площадку второго этажа. Лестница и медленный подъем по ней задают ритм всей храмовой композиции. Первый ярус второго этажа имеет ту же конфигурацию, что и первый этаж, только меньших размеров.

Вверху из-за лепестков-полукружий виден верх четверика, на котором стоит восьмигранник («восьмерик»), венчающий летний храм. Основной достопримечательностью второго этажа является чудный резной деревянный восьмиярусный иконостас.

Таких в России насчитывается единицы, поскольку классический русский иконостас – пятиярусный. Иконостас летнего храма выполнен лучшим мастером-резчиком того времени Карпом Ивановичем Золотарёвым и является уникальным по красоте и исполнению.

Белый декор внешнего убранства храма Покрова подчеркивает ступенчатость восхождения и соединяет храм в единое целое. Белые колонны украшают, как и в русском деревянном зодчестве, стыки стен, углов и окон. Вертикаль гасится белым горизонтальным карнизом, который заканчивается пеной декоративного узора.

Диалог вертикали и горизонтали выливается в их синтез: три колонны в каждом углу четверика, над которыми, словно корона, возвышается белокаменный гребешок декора.

Интерьер верхнего храма также построен на диалоге вертикали и горизонтали. Вертикаль существенно преобладает над горизонталью и у молящегося создается то же ощущение восхождения ввысь, как и во внешней композиции храма. Плавным и ступенчатым является переход от четверика к восьмерику, создавая атмосферу спокойствия и гармонии.

Темный низ храма Покрова одновременно с ярким освещением верха окнами восьмерика дополняет чувство полета и восхождения вверх молящегося.

Церковь Покрова в Филях

Церковь Покрова в Филях – памятник культуры и истории конца XVII века. Неаполитанское сияние, кружевная сказка и алмаз в короне русского зодчества. Такими яркими эпитетами вот уже на протяжении трех веков награждают эту уникальную московскую церковь.

Покровский храм называли архитектурным барометром петровской эпохи, с его возведения началась новая эпоха русского зодчества. Церковь Покрова в Филях положила начало новому стилю, названному нарышкинским барокко.

Нарышкинский стиль появился в русской архитектуре в конце XVII века и процветал в течение трех десятилетий – с середины 1680-х годов до указа Петра Первого в 1714 году, когда он запретил каменное строительство.

Нарышкинское барокко – это совершенно новый тип церковного сооружения того времени. Храмы приобретают новый динамичный характер. Главные особенности нарышкинского стиля, в отличие от древнерусской архитектуры, – это появление новой объемно-пространственной композиции (в данном случае мы видим четырехлепестковый в плане храм), а также пышное белокаменное убранство, которых не было в предшествующий период. Кроме того, здесь применен архитектурный прием «иже под колокола», то есть ярус звона устроен над помещением храма.

Церковь Покрова в Филях стала шедевром нарышкинского барокко. Храм возведен дядей Петра Первого Львом Кирилловичем Нарышкиным, поэтому этот стиль назван его именем.

Из истории

В 1520 году земли села Фили были пожалованы князю Федору Михайловичу Мстиславскому, служившему у государя Василия III. Через столетие, в 1619 году при князе Федоре Ивановиче Мстиславском, здесь была построена первая церковь Покрова. Это был деревянный храм, а средства на его возведение были пожертвованы государем Михаилом Федоровичем Романовым.

Посвящение храма Покрову было неслучайно. Появление церкви Покрова в Филях связано с одним из важнейших событий в истории Русского государства. В октябре 1618 года именно на праздник Покрова Пресвятой Богородицы русские войска отбили от стен Белого города в Москве воинские соединения польского королевича Владислава и украинского казачьего гетмана Сагадачьева. Эти события положили конец смуте и разорению государства Российского.

Праздник Покрова Пресвятой Богородицы на Руси стали отмечать с середины XII века при благоверном князе Андрее Боголюбском, сыне основателя Москвы князе Долгоруком.

Строительство каменной церкви Покрова в Филях связано с другим историческим событием, теперь уже трагическим.

В 1682 году во время Стрелецкого бунта юный царевич Петр едва не погиб, а два брата царицы Натальи Нарышкиной (матери Петра) Иван и Афанасий были зверски убиты. Чудом спаслись на женской половине братья Лев Кириллович и Мартемьян Кириллович Нарышкины.

По легенде, в этот трагический час Лев Кириллович молился перед фамильным образом Спаса Нерукотворного и дал обет, что возведет храм в его честь. Когда 11 июня 1689 года он получил в дар имение в Филях, то решил исполнить свое обещание и возвел на месте деревянного храма новую каменную церковь Покрова, состоящую из двух храмов: нижней зимней церкви Покрова Божьей матери и верхнего летнего храма – Спаса Нерукотворного. Вот таким образом, он и название сохранил и свой обет исполнил.

Описание

Храм возведен на высоком правом берегу Москвы-реки, в месте впадения в нее речки Хвильки, или Фильки, в том самом месте, где раньше была старая деревянная обветшавшая Покровская церковь. Забавное название «Хвилька» появилось потому, что место впадения реки было низким, болотистым, то есть хвилым, отсюда и произошло название Фили.

Церковь Покрова в Филях строилась с 1690 по 1693 год. Ее архитектор точно не известен, но исследователи полагают, что организатором процесса строительства был зодчий Яков Бухвостов, а генератором идей, архитектуры и автором композиции был сам Лев Кириллович Нарышкин, возможно, при участии юного Петра.

В верхнем храме сохранилась так называемая царская ложа, это небольшой двухъярусный балкон, на котором во время службы должны были стоять сам хозяин усадьбы и, конечно, его венценосный племянник.

Но известно, что Петр не любил находиться на этом балконе, видимо, из-за своего необычного роста. По субботам он приезжал к дяде на пир и оставался на воскресную литургию, во время которой стоял на клиренсе и пел вместе со всеми певчими. Эти клиренсы, находящиеся справа и слева от иконостаса, и сейчас по-прежнему стоят, словно ожидая юного государя.

Поражает изысканность, потрясающая красота храма, его архитектура впитала в себя все европейские стили, которые были в то время. Так, четырех лепестковая композиция характерна для эпохи Возрождения, в то же время постройка имеет много древнерусских черт.

Церковь Покрова в Филях являлась своеобразной капеллой в загородной резиденцией Нарышкина. Лев Кириллович создавал храм-жемчужину, поскольку к нему в гости часто приезжал государь и строение возводилось как визитная карточка имения.

Белокаменный декор, ярусное строение и затейливые виды, богатое внешнее убранство говорили о знатном происхождении, состоянии и добродетели хозяина. Великолепное убранство верхнего храма сохранилось практически полностью. Примечателен старинный дубовый пол, по которому ходил еще сам Петр Первый. Привлекает внимание уникальный свод храма с изображением Троицы Новозаветной и небесного воинства.

Но основным убранством храма является пышная резьба иконостаса, созданная живописцем Карпом Золотаревым. Также в работе принимал участие иконописец Кирилл Уланов. Иконостас имеет сложную форму (он сужается кверху, поскольку органично повторяет форму самого храма). Каждая его икона – это произведение искусства со своей историей. К сожалению, не сохранилась икона Спаса Нерукотворного, в честь которого и был освещен верхний храм.

В интерьере храма Спаса Нерукотворного звучит тема царского величия. Например, в образе Архидиакона Стефана написан портрет молодого царевича Петра. Более того, весь местный ряд иконостаса посвящен дому Романовых и самим Нарышкиным.

Храм сильно пострадал во время наполеоновской компании, а также в период Великой Отечественной войны. В 50-60-е годы XIX века проводилась его реставрация.

Адрес

Москва, ул. Новозаводская, 6

Как доехать до церкви Покрова в Филях

Ближайшие станции метро – «Фили» и «Шелепиха». От данных станции около 10 минут пешком. Рядом находятся Поклонная гора и Москва-Сити (около получаса пешком), осмотр этих достопримечательностей можно совместить.

Режим работы церкви Покрова в Филях – лето 2020

Ежедневно с 8:00 до 19:00.

Стоимость билетов в церковь Покрова в Филях – лето 2020

Действующий храм. Вход бесплатный.

Официальный сайт церкви Покрова в Филях

С начала 70-х годов верхний храм находился в ведении музея имени Рублёва, а в 2016 году церковь Покрова в Филях полностью передана Русской православной церкви. В настоящее время это действующий храм, в котором регулярно проходят богослужения.

УЗОРОЧЬЕ НАРЫШКИНСКОГО БАРОККО

Доктор исторических наук В. ДАРКЕВИЧ

Стоит задуматься, почему во времена кризисов и сломов, в периоды пограничных ситуаций в жизни народа, накануне глобальных перемен происходит (правда, далеко не всегда) недолгий расцвет всех видов художественного творчества. В Москве под условным термином “нарышкинское барокко” на рубеже XVII – XVIII веков возникает эфемерный, но полный грации стиль – вскоре увядший причудливый цветок. Стиль народен и самобытен. Барочные декоративные кружева способствовали его жизнеутверждающему духу. Округлые объемы нарышкинских церквей не имеют ничего общего с криволинейностью барочных масс и пространств в архитектуре Западной и Средней Европы. На почве активного взаимодействия элементов западноевропейской стилистики с основами русского творческого сознания московское зодчество, преобразуясь, явно доминирует, оставаясь (но никак не в строящемся Петербурге) типично национальным явлением. Налицо преобладание русских вкусов и традиций в полихромности и разнообразии даже сакральных сооружений. Еще долгое время Москва будет хранить традиции древнерусского архитектурного гения.

НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

На рубеж XVII-XVIII веков приходится закат древнерусской цивилизации в художественном творчестве. В Москве и близлежащих землях усиливаются западные влияния. Они идут в большей мере через Украину, в свою очередь воспринимавшую культурные воздействия Польши и Восточной Пруссии. Молодой Петр задумывает планы сближения с технически передовыми государствами Запада, расширяет контакты дипломатические и торговые. Об этом блестяще сказал А. С. Пушкин в “Полтаве”:

Была та смутная пора,
Когда Россия молодая,
В бореньях силы напрягая,
Мужала с гением Петра.

Умаляется церковное начало, в России закладываются основы новой, светской культуры. В церковную и дворцовую архитектуру приходит пышное барокко (предположительно от португальского perola barroca – жемчужина причудливой формы) – стиль, господствующий в Европе с конца XVI века. Влияние западноевропейского барокко прежде всего сказывается в популярности округлых объемов, в интересе к центрическим планам. Храмы начинают украшать орнаментом, доселе невиданным на Руси.

НАРЫШКИНСКОЕ БАРОККО, РОЖДЕННОЕ В РОССИИ

Русская земля, восприняв особенности европейского барокко, создает свой, уникальный архитектурный стиль – так называемое “московское”, или “нарышкинское”, барокко. Впервые храмы в таком стиле появились в усадьбах Нарышкиных, ближайших родственников Петра I по материнской линии.

Читайте также:  Храм Байон в Ангкоре, Камбоджа

Ни в более ранней древнерусской, ни в западноевропейской архитектуре близких параллелей этому стилю нет. В нем органично слились особенности именно московского зодчества, которому, прежде всего, была чужда перегруженность пышной объемной лепниной и скульптурой западного барокко. Напротив, проявилось стремление к ажурной легкости зданий. При этом никак не умалялась увлеченность в архитектуре устремленными кверху массами, красноречием силуэта. Нарышкинское барокко – это, помимо всего, контраст двух тонов: красно-кирпичного фона и белокаменного узора. Для таких памятников характерны овальные или полигональные, то есть многоугольные , окна.

Вместо ясности и лаконичности допетровской архитектуры усадебные церкви нарышкинского барокко демонстрируют сложность плана и повышенную декоративность. Это выявляется в барочной торжественности расписанных, выполненных в горельефной резьбе по дереву и позолоченных лож, иконостасов, кафедр. Например, в церкви Покрова в Уборах был создан грандиозный семиярусный иконостас – уникальное барочное творение. Но, к сожалению, в годы советской власти шедевр погиб.

Переходное время ломает или преображает привычные каноны. По словам академика А. М. Панченко, “Петровская эпоха, начертавшая на своем знамени лозунг полезности, нетерпимая к рефлексии, созерцанию и богословствованию, – это, в сущности, эпоха мечтателей”. И далее совершенно справедливо автор отмечает: “Петровская эпоха есть эпоха глубокого культурного расслоения и соответственно культурного “двуязычия”. “Петра творенье” на берегах Невы все более отходит от строительных традиций Московской Руси. Да и “обмирщение” в крестьянских массах почти не прививалось.

Наиболее талантливым воплотителем идей нарышкинского барокко со всем основанием следует считать Якова Бухвостова, крепостного крестьянина из Подмосковья, самородка-зодчего. На редкость одаренный и обладавший богатым воображением, он, несомненно, относился к числу “мечтателей”, хотя и обращенных в прошлое, но отнюдь не чуждых современным веяниям. В своих творениях Бухвостов отразил не только божественные откровения, но и привязанность ко всему сущему, к земной плодоносящей природе. Как человек барокко, он, вероятно, пытался примирить мистические порывы и гедонизм (наслаждение), выдвигая принцип “двойной жизни”, насколько это было достижимо в ту переходную эпоху. Но духовная радость зодчего-новатора, словно обитавшего в двух мирах – земном и небесном, не могла не найти отражения в его творчестве. И сегодня трудно оторваться от созерцания церкви Покрова в Филях, пожалуй, лучшего создания Бухвостова. Недалеко от станции метро “Фили” в Москве перед вами вдруг предстает стройный “терем”, дивящий продуманностью устремленных вверх пропорций и сияющий золотыми причудливыми главками.

ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА В ФИЛЯХ

Богат и горд был боярин Лев Кириллович Нарышкин, брат Натальи Кирилловны Нарышкиной – матери Петра. Дядю царя окружали почет и уважение. Во время стрелецкого бунта он чудом спасся. В 26 лет стал боярином. На время своей первой поездки за границу царь поручил государственные дела думе из ближайших людей, в которой Лев Кириллович занимал видное место: он входил в состав Совета, управляющего государством. А в 1698-1702 годы Нарышкин руководил Посольским приказом.

В 1689 году Петр пожаловал дядю многими поместьями и угодьями, среди них – и Кунцевской вотчиной с дворцовым селом Хвили (по речке Хвилка, ныне Фили). В 1690-е годы Нарышкин, прикупив к Филям соседнее Кунцево, усиленно занялся обустройством своих владений. Он выстроил боярские хоромы, увенчанные башней с часами, разбил обширный парк с прудами и сад, создал разные службы, конюшенный двор. На месте древней деревянной церкви Лев Кириллович возводит величественный храм Покрова Богородицы – классический памятник нарышкинского барокко. Прямых указаний на авторство Бухвостова здесь не найдено, но аналогичные по стилю храмы, построенные зодчим несколько позднее, такие указания имеют.

Деньги на строительство филевской церкви дали и царица Наталья Кирилловна, и юный царь Петр. По преданию, Петр неоднократно бывал в Филях и даже частенько пел на клиросе Покровской церкви. Она относится к древнему типу храма XVII века “иже под колоколы”, то есть в нем совмещены колокольня и церковь. Четверик с примыкающими к нему полукруглыми притворами, увенчанными позолоченными главками на стройных барабанах, возвышается на высоком подклете и окружен галереей-гульбищем. Мерный ритм арок галереи с широко и живописно раскинувшимися лестницами подчеркивает эффект движения архитектурных масс кверху. Церковь двухэтажная. Ее широкие лестницы выводят на гульбище, откуда попадаешь в “холодную” церковь, увенчанную куполами. Над основным четвериком последовательно расположены два восьмерика и восьмигранный барабан главы. Постановка восьмерика на четверике издавна применялась в русском деревянном зодчестве, а затем в каменном. В подклете – зимняя (то есть отапливаемая) церковь Покрова Богородицы, а над ней – церковь Спаса Нерукотворного. Посвящение храма Спасу молва связывала с тем, что во время стрелецкого бунта 1682 года Лев Кириллович, спрятавшись в покоях царицы, молился перед образом Спаса Нерукотворного, милости которого и приписывал свое избавление от гибели.

Красный кирпич и белый камень фасадов, остроумная система конструкции ярусного здания, устремленного ввысь, ажурные кресты над сияющими главами – все это придает церкви сказочную легкость и затейливость “терема” с башнеобразным ступенчатым силуэтом. В этом шедевре, по сути, воплотились все черты, характерные для нарышкинского барокко. И симметричная композиция зданий, и богатые резные фронтоны, завершающие отдельные объемы, и большие дверные и оконные проемы, и открытые парадные лестницы, наконец, изящество и живописность белокаменной декорации на красном фоне.

Глубоко прочувствовано расположение зданий. Чаще всего усадебные церкви возвышаются на высоких крутых берегах рек. Ярусные башни с ослепительно блестящими куполками в те времена виднелись за десятки километров, сразу приковывая внимание среди безмерных пространств лесов и полей. Сейчас многие из них вошли в черту Москвы.

ФАНТАЗИИ ЯКОВА БУХВОСТОВА

Расцвет нарышкинского, или московского, барокко приходится на 1690-е годы и самое начало XVIII века. Эти же годы – лучшая пора творчества Бухвостова. Создатель нового стиля в русской архитектуре обладал обширными познаниями зодчего-практика, был способным организатором и вместе с тем имел причудливое воображение. Полный новаторских замыслов, крепостной мастер выполняет в пределах московских и рязанских вотчин заказы знатных вельмож, сподвижников Петра. Архивные документы свидетельствуют, что выдающийся зодчий не только возглавлял строительные артели, но и вникал во все детали в ходе строительства. Гениальная интуиция позволяла мастеру строить, скорее всего, “на глазок”, чертежи могли заменяться простыми набросками или эскизами орнаментальных мотивов. Да и сомнительно, владел ли он грамотой: на всех сохранившихся документах за Якова “прикладывал руку” кто-либо другой.

Жизнь Бухвостова – непрерывное строительство монументальных сооружений, отстоящих друг от друга на многие версты. Трудная судьба создания замечательной церкви Спаса в селе Уборы не повлияла на ее редкостную красоту, рожденную вдохновением. Некогда здесь стояли сплошные сосновые боры (отсюда и название села – “У бора”), в Москву-реку впадала речка Уборка, а по старой дороге из Москвы в Звенигород московские цари ездили на богомолье в Саввин монастырь. В XVII веке этими землями владели бояре Шереметевы. По поручению П. В. Шереметева Бухвостов взялся за возведение каменного храма в его усадьбе, но вскоре переключился на строительство Успенского собора в Рязани. Разгневанный боярин за недостроенную церковь в Уборах заключил мастера в темницу. Дьяки Приказа каменных дел приговорили зодчего “бить кнутом нещадно”, а затем “каменное дело ему доделать”. Однако, словно предчувствуя близкую свою кончину и опасаясь за судьбу постройки, Шереметев подал царю челобитную с просьбой отменить наказание.

Завершенная церковь в Уборах (она возводилась в 1694-1697 годах) стала одним из шедевров древнерусской архитектуры. Как и в церкви в Филях, у нее ступенчатое пирамидальное построение: на кубе-четверике ярусами поднимаются вверх три восьмерика. Со всех сторон куб заслонили полукружия алтаря и притворов, ранее завершавшихся главами. В среднем сквозном восьмерике подвесили колокола. Здание окружили открытой галереей-гульбищем, украшенным белокаменными вазами и филенками с сочным растительным узором.

План редчайшего памятника представляет собой четырехлепестковый цветок с мягко изгибающимися краями и квадратной сердцевиной. Причудливая резная вязь церкви Спаса необыкновенно пластична. Тонкие полуколонны, отделенные от стен, сплошь покрыты крупными, чуть вогнутыми листьями с каплями росы, другие обвиты цветочными гирляндами и завершаются акантовыми листьями коринфских капителей. Откуда Бухвостов черпал барочные мотивы? Они могли быть заимствованы из гравюр, из книжных орнаментов уже переводившихся тогда трактатов по архитектуре, завезенных белорусскими резчиками. Храм настолько наряден, что напоминает изысканное ювелирное изделие.

Со времени возведения он поражал всех приходящих своим благолепием, праздничностью, вселял неземное чувство радости. Поднятый на вершину пологого холма, окруженный хороводом стройных берез и сосен, памятник царил над округой. “Помню, как однажды подъезжали мы к Уборам в 1889 году, – писал в своих воспоминаниях граф С. Д. Шереметев. – Был канун Петрова дня, вечер теплый и тихий. Издали доносился до нас протяжный благовест. Мы вошли в эту церковь, переполненную молящимися. Стройное крестьянское пение раздавалось под высокими сводами храма. Диакон, древний старик, отчетливо и выразительно вычитывал прошения. Величественный иконостас поразил меня строгостью и законченностью отделки. Лампада ярко горела у местной иконы Спаса. Старою Русью повеяло на нас”.

Но одним из самых ярких произведений Бухвостова стала церковь в селе Троицком-Лыкове, стоящая на обрывистом правом берегу Москвы-реки, напротив Серебряного Бора (1698-1703). На авторство Якова указывает запись в синодике церкви. В трехчастной церкви Троицы зодчий прибегает к изысканным пропорциям и тщательно проработанному наружному и внутреннему убранству. Тонкая орнаментальная резьба достигает апогея. Один из современных ученых сравнил храм с драгоценностью, усыпанной бисером, обтянутой золотыми нитями, сверкающей и переливающейся в лучах солнца. Здесь выстроено не три, а два притвора, увенчанные куполами на восьмигранных основаниях.

Как мог гениальный зодчий, зависимый от прихотей знатных заказчиков (“Якунка”, “Янка”, едва избегший телесного наказания), создать за столь короткий срок такие монументальные работы, как Успенский собор в Рязани, стены и башни Ново-Иерусалимского монастыря с надвратной ярусной Входо-Иерусалимской церковью, а также три храма, послужившие основой этой статьи? Очевидно, среди его помощников были яркие художники, внесшие неоценимый вклад в создание той или иной постройки. Но талант главного мастера, приоритет его главных идей оставались решающими.

В конце XVII – начале XVIII века нарышкинское барокко нашло многих почитателей. Центрические, или трехчастные, церкви строят в Москве, вблизи Коломны, в Нижнем Новгороде, под Серпуховом, под Рязанью. Их отличительным признаком служит белокаменный декор, но уже сильно русифицированный. Фронтоны и наличники обрамляют волютами – архитектурными деталями в виде завитков, спиралевидные колонны ставят на кронштейны или консоли-кронштейны, выдвинутые из стены. Декоративные же мотивы поражают разнообразием: “разорванные фронтоны”, раковины и картуши (украшения в виде щита или полуразвернутого свитка), маскароны и гермы, балюстрады с вазами. Барокко создает из этих орнаментальных причуд новые и неожиданные композиции. Реалистично пepeдaнные виноградные лозы, цветы и фрукты сплетаются в роскошные гирлянды и букеты, словно насыщенные жизненными соками. Другой излюбленный орнамент – сложнейшие переплетения причудливо разорванных картушей с валиками-гребешками по краям завитков и выпуклыми перлами-зернами, расположенными рядами.

В 90-х годах XVII века резьба по камню (известняку) становится одним из основных элементов монументального декоративного искусства. Мастера научились виртуозно использовать светотеневые и пластические эффекты резного белого камня. Этим занимались специально приглашенные артели: окончив отделку одного здания, они заключали новый подряд и переходили к другому заказчику.

Читайте также:  Мескита большая мечеть города Кордовы

Нарышкинское барокко – абсолютно своеобразное, уникальное национально-русское явление. Оно сложно по своей природе и не имеет аналогий среди мировых архитектурных стилей. “Нарышкинские сооружения”, пожалуй, самое яркое явление русского зодчества конца XVII – начала XVIII века. В их праздничном, жизнерадостно-просветленном облике видны и торжественная парадность, и “обмирщенная” религиозная концепция петровского времени. Глядя на такие сооружения, ощущаешь некоторую хрупкость, прозрачную бестелесность этих удивительных памятников.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Филях

ГЛАВНОЕ

  • Выдающийся памятник архитектуры конца XVII века в стиле нарышкинского барокко.
  • Необычные архитектурные формы в виде четырехлистника, колокольня внутри церкви, так что колокола висят в верхнем ярусе.
  • Один из древнейших в России дубовый престол, а своды хранят фрагменты росписей, которым более 200 лет.

Церковь Покрова в Филях – один из самых значимых и красивейших образцов стиля «нарышкинское барокко», построенный в конце XVII в. В ходе сложных исторических перипетий здание церкви использовалось не только как храм, но и как лазарет и даже как склад бумажных изделий. В XX веке церковь, как выдающийся архитектурно-художественный памятник, была передана в ведение Музея древнерусской культуры имени Андрея Рублева, а с 2000 года музей делит ее помещения с Русской Православной Церковью, восстановившей в храме богослужения.

История храма

Первый, деревянный храм Покрова в Филях был построен в 1619 году. Его возвели в честь победы русских войск над польским королевичем Владиславом и украинским гетманом Сагайдачным. Это событие произошло 1 октября 1618 года, в праздник Покрова Богородицы, что и дало посвящение храму.

Позже село Фили было отдано во владение Льву Кирилловичу Нарышкину — крупному вельможе, дяде царя Петра I. Ему чудом удалось спастись во время Стрелецкого бунта 1682 года. Спрятанный своей сестрой, царицей Натальей Кирилловной, на женской половине дворца, Лев Нарышкин молился образу Спаса Нерукотворного, дав обет построить храм в случае избавления от смерти. Лев Кириллович сдержал слово. В 1690 году было начато строительство каменного храма на месте деревянного, продлившееся до 1694 года. Внутри церкви было устроено два храма: нижний, зимний, сохранил прежнее посвящение ‒ Покрову Богородицы, а верхний, летний, был освящен в честь образа Спаса. Стоит отметить, что храм располагался на территории личной усадьбы Нарышкиных и был их домовым храмом. В окрестностях храма разбили регулярный парк.

Необычный облик

Удивительно, но именно Церковь Покрова – единственное, что сохранилось от усадьбы Нарышкиных до наших дней. Она поразительно похожа на церковь Знамения на Шереметьевом дворе, которая находится в центре столицы (Романов переулок, д. 2, стр. 8). В этом районе тоже когда-то были владения Льва Нарышкина. Специалисты полагают, что эти два храма были созданы одним и тем же зодчим. Храм Покрова в Филях обладает необычными архитектурными формами. В плане здание храма – четырехлистник с тремя фигурными лестницами по сторонам. Кроме того, церковь относится к типу «иже под колоколы» ‒ когда колокольня размещается внутри церкви. Колокола висят в верхнем ярусе церкви. Храм в Филях имеет пять глав, хотя в силуэте доминирует центральный купол.

Интересно расположение глав – строго по сторонам света. Традиционно на Руси купола, наоборот, были расположены по диагоналям от сторон света – по углам перекрытий кровли. Эта и некоторые другие особенности говорят об украинском влиянии на архитектуру церкви. Зато красный кирпич и обильный белый декор свидетельствуют о том, что храм построен в стиле московского барокко. Его также называют нарышкинским барокко, поскольку многие храмы этого стиля были заказаны архитекторам представителям богатого рода Нарышкиных. Филевская церковь не исключение.

Снаружи церковь выглядит нарядно и празднично. Убранство интерьеров изначально было под стать внешнему виду. Верхний храм сохранил его практически полностью. Здесь можно увидеть золоченый резной алтарь, клирос и царскую ложу. Иконы писали мастера Оружейной палаты в Кремле. Из первоначального иконостаса XVII ‒ XVIII вв., выполненного К. Золотаревым, сохранились главная храмовая икона, «Покров Богородицы», и икона «Трех радостей». Интерьер нижнего храма сохранился хуже, поскольку сильно пострадал во время пребывания французской армии в Москве в 1812 г.

Четыреста червонцев, как говорят, пожертвовал на украшение храма еще царь Петр I. После победы в Нарве царь привез в подарок своему дяде Льву цветные витражи для его церкви. Лев Кириллович отблагодарил племянника по-своему: западная и центральная главы храма были украшены двуглавым орлом и короной, атрибутами императорской власти, а в лике архидиакона Стефана, запечатленного на вратах жертвенника, некоторым исследователям видятся черты молодого Петра I.

Запрет и возрождение

В июле 1941 года, после начала Великой Отечественной войны, была совершена последняя служба перед закрытием храма. Для маскировки были разобраны главы и верхний ярус восьмерика, а нижний храм во время войны использовался как лазарет. С 1952 года началась реставрация церкви, продлившаяся с перерывами до 1980 года, когда церковь открылась как филиал Музея древнерусской культуры им. А. Рублева. Значимую роль в реставрации церкви Покрова сыграли И. Ильенко и Е. Михайловский. В храме сохранился дубовый престол – один из древнейших в России, а на сводах можно видеть фрагменты росписей, которым больше 200 лет.

С 1991 года при церкви возродилась община верующих, а с 2000 года храм находится в совместном пользовании музея и церкви. В нижнем храме проводятся богослужения, работает воскресная школа.

Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в Филях

Из истории церкви Покрова в Филях

Заложение собора произошло в 1619 году князем Федором Мстиславским, как символ победы над поляками. Тогда была построена деревянная церковь, освященная во имя Пресвятой Богородицы. Позже она отошла дяде юного тогда еще Петра I – Льву Кирилловичу Нарышкину. Так, приход стал частью родового имения Нарышкиных.

Церковь Покрова в Филях

Во время знаменитого Стрелецкого бунта (1682 г.) богатый вельможа горячо молился Христу о спасении, обещая возвести собор, если ему удастся избежать гибели. Так, к 1694-му на месте прежней церкви появилась каменная с двумя храмами: нижний (приходской) – Покровский, и верхний (домовой) – во имя Спаса Нерукотворного. Тогда же на ее территории был разбит парк и назначен первый настоятель – Кузьма Анциферов.

Позже поселок Фили, где был расположен приход, переименовали на Покровское, а вблизи собора выложили шоссе (сейчас улица Б. Филевская). По нему паломники добирались к Звенигородской Саввино-Сторожевской обители.

Первый раз храм пострадал от наполеоновской армии во время набега французов на Москву. После этого Эммануил Дмитриевич Нарышкин, который на тот момент был владельцем, передал его Павлу Григорьевичу Шелапутину. До 1914 года зажиточный промышленник был старостой прихода, вкладывая в него немалые деньги.

Даже после Октябрьской революции церковь не преставала принимать прихожан. Несмотря на то, что верующим постоянно приходилось бороться за ее существование с руководством завода №22, там продолжали проводиться богослужения.

Так, храм действовал до начала XX века, пока летом 1941 года его не закрыли. Чтобы немецкие наводчики не воспользовались высокой постройкой для корректировки своей артиллерии, ее разобрали вплоть до нижнего яруса. Однако эти меры не помогли – церковь все же подверглась авиаударам.

Два года здание использовали как военный госпиталь, а после победы отдали под склад макулатуры. Реставрировать собор начали с 1955 года, завершив последние работы только к 80-м годам XX столетия. После проведения Олимпиады в Москве, приход отошел музею имени Андрея Рублева.

В начале 90-х, по просьбам верующих, Покровский храм возобновил богослужения. Первый молебен состоялся 14 октября 1992 года, однако верхняя церковь продолжала оставаться музеем. Спустя два года приход обрел настоятеля – им стал протоиерей Борис Михайлов. А 28 марта 2000 года был издан указ, согласно которому разрешалось проводить регулярные праздничные службы.

К собору в Филях стекаются паломники со всей России

Сейчас к собору в Филях стекаются паломники со всей России, чтобы поклониться святыням и помолиться. Также на территории прихода действуют:

  • воскресная школа;
  • церковный исторический музей;
  • паломнический центр;
  • молодежная организация «Филевцы».

Прихожане принимают активное участие в социальной деятельности, помогают бедным и нуждающимся, собирают благотворительность на храмовые нужды.

Видео «История церкви Покрова в Филях»

Из этого видео вы узнаете историю церкви Покрова в Филях.

Уникальность архитектурного стиля

Строительство каменной церкви Покрова послужило началу эпохи нарышкинского стиля. Историки до сих пор не могут назвать имя архитектора, воздвигшего храм. Некоторые отстаивают мнение, что автором проекта был сам Нарышкин. Другие называют имя Якова Бухвостова или Петра Потапова.

В пятиярусной центрической архитектуре хорошо прослеживаются элементы стиля раннего московского барокко. Строение имеет пять куполов и ориентировано по сторонам света. Сам собор и звонница образуют одно целое. На среднем ярусе расположены колокола, нижний – соединен аркадами. К главным входам ведут три широких крыльца со ступенями.

Внешне – монументальное строение, внутри оно не отличается большой площадью. Это объясняется тем, что верхняя церковь, в отличие от нижней приходской, была домовой. Два алтаря располагаются друг над другом, а иконостас состоит из девяти ярусов.

Храмовый интерьер принадлежит авторству Карпа Ивановича Золотарева. Он расписал стены храма, жертвенник, сделал иконостас, оформил резьбу. Многие посетители отмечают некоторое сходство лика архидиакона Стефана, изображенного на воротах алтаря, с императором Петром I, который любил посещать собор и подарил ему цветные витражи.

До нашего времени оригинальное убранство не дошло. Причиной тому стало вторжение Наполеоновской армии. В 1812 году здание использовали под конюшни. Только к окончанию XIX века сильно поврежденные фрески были заново отреставрированы современными мастерами. Единственное, что сумело пережить трудную историю – дубовый престол.

Святыни и празднования храма

Главная святыня церкви в Филях – это внушительный резной иконостас. Кроме множества святых ликов на нем можно увидеть оригинальный образ Покрова Пресвятой Девы Марии, а также икону Трех Радостей.

Подлинник Спаса Нерукотворного был утрачен, однако в соборе находится его список, который остается не менее почитаемым до сих пор.

Недавно открытый приход проводит ежедневные богослужения и отмечает престольные праздники:

  • 14 октября – Покров Матери Божьей;
  • 29 августа – во имя Спаса Нерукотворного.
  • будние дни – 8:30 и 17:00;
  • воскресенье – 7:30 и 10:00.

Как доехать до церкви Покрова в Филях

К храму можно добраться машиной или любым общественным транспортом. Собор Покрова Пресвятой Девы Марии находится по адресу: Москва, ул. Новозаводская, 6.

Лучше всего к приходу доехать на метро – так вы избежите пробок и не заблудитесь. Нужно выйти на станции «Фили», а оттуда метров пятьсот пройти пешком.

Архитектурный памятник, коим является Покровская церковь в Филях – не единственное детище своего зодчего. Храм Знамения, который находится между Романовым переулком и Манежной площадью, также принадлежит авторству этого же неизвестного архитектора.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ссылка на основную публикацию