Жизорский замок Тамплиеров во Франции и его тайна

Сокровища тамплиеров: замок Жизор (часть вторая)

У англичан есть забавная поговорка «Много рук делают лучше!» Забавная – потому что руки-то разные и в реальной жизни это совсем не так. Однако «тренд» понятен, как и у нашей поговорки – «Одна голова хорошо, а две лучше». И, кстати, наша поговорка умнее, хотя головы тоже… к сожалению, встречаются разные. Ну, а к чему такое предисловие? А к тому, что на сайте TOPWAR есть и «руки», готовые помочь, есть и «головы», советы которых очень ценны. Вот вышел у меня материал про сокровища тамплиеров, а затем к нему планировался еще один. А мне посоветовали развернуть эту тему в несколько разноплановых материалов и даже подсказали, как это лучше всего сделать. Осталось сесть, заглянуть в Сеть и в некоторые книги и начать писать. И опять же – сам для себя в процессе этой работы узнал много нового, интересного и полезного, что в дальнейшем можно будет использовать. Предлагалась следующая подача материалов:
Замок Жизор.
Замок Вальдекруа.
Приорат Сиона.
Версия с Ливонским орденом.

Затем еще, как минимум, четыре-пять версий.

Интересно, не правда ли? Ну, и в соответствии с этими пожеланиями мы и начнем наше путешествие «не выходя из-за компьютера» по разным странам, хранящим (возможно!) тайны могущественного когда-то ордена тамплиеров. И начнем мы его с замка Жизор, причем рассказ пойдет одновременно и о самом этом замке, который является очень интересным объектом средневековой военной архитектуры, и о его не совсем обычной истории…

Вот таким выглядит внутренняя часть замка Жизор в Нормандии. Это типичный английский мотт – то есть замок на конической искусственной насыпи. Она представляет собой насыпной холм конической формы и имеет высоту 20 м и диаметр 70 м у основания и 25 на вершине. К воротам ведет спиральный подъем, удобный для всадника. Внутри стен мотта находятся также замковая капелла и снабжавший его водой колодец.

Считается, что этот замок очень древний и построен еще в IX столетии. Нужен же он именно здесь был потому, что Эпт, у которой он стоит, на протяжении нескольких веков служила границей между владениями французских и английских феодалов в Нормандии. Поэтому и с той, и с другой стороны здесь было выстроено множество замков, однако Жизор был наиболее важным, поскольку был выстроен на вершине холма и господствовал над долиной Эпта. То есть он контролировал сразу два пути из Парижа в Руан: речной и сухопутный.

А вот так Жизорский замок выглядит с восточной стороны с высоты птичьего полета. Впечатляет, не правда ли? Внешняя стена с башнями, потом внутренняя, еще и на холме. Причем пространство между этими стенами практически всегда было незастроенным. Почему? А потому, что замок рассматривался как место сбора рыцарского войска и здесь должны были располагаться шатры и палатки прибывших. Он же мог служить и надежным убежищем для войска, отступившего сюда после поражения в сражении. По оценке историков, внутри кольца стен могли одновременно находиться до 1000 воинов. В то время, наверное, это было поистине феерическое зрелище…

И нет ничего удивительного, что до самого XV столетия этот замок являлся вожделенным объектом владения, как со стороны англичан, так и французов, которые поочередно отбивали его друг у друга. Так, в 945 году король Франции Людовик IV Заморский потерял Жизор, который захватили англичане. Но уже в 1066 году другому французскому королю, Филиппу I (кстати, сыну короля Генриха I и княгини Анны Ярославны – дочери Ярослава Мудрого), удалось отобрать его у Вильгельма, то бишь Гийома Завоевателя, хотя и ненадолго.

Вид на замок с севера. В прошлом и он, и его окрестности не были столь зелеными.

В 1087 году новый король Англии Вильгельм II Рыжий решает перестроить Жизор. Именно при нем и насыпается искусственный холм 14-метровой высоты, а уже на нем возводится укрепление из… дерева! Правда, Вильгельм II так и умер, не успев увидеть свое детища, но строительство замка продолжил Генрих I. В 1090 году владельцем замка сделался рыцарь Тибо де Пайен — племянник того самого Гуго де Пайена, который как раз орден тамплиеров и основал. Вот так судьба замка Жизор и пересеклась с судьбой этого ордена.

Вот он, этот холм и возведенная на нем твердыня с восьмиугольным донжоном с дозорной башней.

Именно Тибо де Пайен сделал его каменным. Холм еще больше увеличили в размерах; а на его вершине построили октагональную в плане каменную цитадель. Руководил строительством замка архитектор Роберт Беллем, а помогал ему некто Лефруа, строивший замки для тамплиеров в Беллеме и Ноже-ле-Ротруа. Когда в 1128 году замок был готов, его почтил своим посещение и сам Гуго де Пайен. Считается, что именно в замке Жизор, сидя под старинным вязом, прославленный аббат Бернард Клервоский (1090—1153), оставивший потомкам очень яркие описания того, что собой представляли «новые братья», и написал устав ордена. И был этот устав суров. Очень суров! Да и как могло быть иначе, если предназначался он, судя по его же словом, едва ли не для преступников, коих следовало всеми силами удалять из Европы на Восток.

Жизор очень рано начал привлекать внимание любителей древностей и художников-романтистов. Одна из фотографий начала ХХ века, изображающая башню Узников.

Гравюра с руинами замка Жизор работы Виктора Адольфа Мальте-Брюна (1816 – 1889), выполненная им в 1882 г.

В 1116 году на вершине холма был построен восьмиугольный донжон, который сохранился вплоть до наших дней. В 1120 году новый замок успешно выдержал первую осаду, после которой в 1123 году было решено выстроить вокруг него еще мощную стену из камня.

Сейчас здесь кругом цветы…

С замком связано немало трагических страниц истории… Британии. Так, в 1119 году в Жизоре при содействии папы римского Каликста II и в его присутствии встретились короли Англии и Франции Генрих I и Людовик VI, чтобы уладить свои противоречия миром. Но возвращаясь в Англию, корабль, на котором плыл единственный сын Генриха и английская королева – его мать, потерпел крушение, и они погибли. Ну, а сам король Генрих именно у стен Жизора в 1135 году нашел свою смерть – был убит стрелой из лука.

Одна из башен внешней оборонительной стены. Понятно, что в то далекое от нас время в ней не было таких больших окон, а были лишь узкие бойницы для лучников.

После этого в 1144 году Жизор вновь перешел под руку французского короля Людовика VII. Чтобы прекратить многолетние распри между Францией и Англией, архиепископ Кентерберийский Томас Бекетт в 1155 году начал переговоры о бракосочетании принца Генриха, сына Генриха II Плантагенета, с принцессой Маргаритой, дочерью Людовика VII, которые по достижению совершеннолетия должны были вступить в брак и этим самым послужить делу мира. В качестве приданного за дочкой-невестой Людовик VII отдал своему свату замок Жизор, а на все время до заключения брака замок должен был находиться на попечении рыцарей Храма.

Ворота в замок, через которые в него сегодня попадают туристы.

В 1161 году юные принц и принцесса наконец-то достигли возраста, который позволил сочетать их законным браком, после чего замок сделался собственностью короля Генриха II, который как раз и закончил его строительство. В тот же год Генрих II и Людовик VII в замке Жизор подписали договор о союзе, однако он так и не стал залогом длительной дружбы между Англией и Францией. Едва только в 1180 году французским королем стал Филипп II Август, как вражда между ними вспыхнула с новой силой. Впрочем, не сразу…

Дело в том, что опять-таки именно в окрестностях Жизора король Филипп-Август и английский принц Ричард (ставший в впоследствии королем Ричардом Львиное Сердце) тайно встречались, вместе строя интриги против Генриха II. Более того, именно в 1188 году в Жизоре архиепископ Гийом Тирский в присутствии и Филиппа-Августа, и английского короля Генриха II призвал обоих европейских монархов к участию в Третьем крестовом походе, который в том же 1188 году и начался, но только английских рыцарей в поход повел уже другой король — молодой Ричард Львиное Сердце. Ну, а получив трон, король Ричард первое время поддерживал с Филиппом-Августом вполне добросердечные отношения.

На верхней площадке мотта, окруженной стеной с единственными, довольно узкими воротами находится донжон восьмигранной формы и диаметром около 10 м. Внутри он разделен на четыре этажа. С восточной стороны к нему в XIV в. была пристроена дозорная башня с винтовой лестницей внутри.

Но Филипп-Август возвратился из похода значительно раньше Ричарда (в 1192 году он попал в плен к Леопольду Австрийскому) и, сославшись на договор между двумя королями, заключенный между ними на острове Сицилия, потребовал отдать Жизор ему. Комендант замка выполнить это требование отказался, и 20 июля 1193 года французская армия взяла Жизор штурмом.

Естественно, что такое отношение к нему со стороны вчерашнего союзника обидело Ричарда до глубины души, и он тут же начал против него военные действия. Военное счастье сопутствовало англичанам, которые быстро отвоевали сразу несколько замков в Нормандии. Жизор в это время являлся штаб-квартирой Ричарда и останься он там, возможно, все пошло бы по-другому, но в 1199 году Ричард его покинул и отправился лично руководить осадой замка Шалю, где он был смертельно ранен стрелой из арбалета. Ну, а Жизор и все его окрестности в этот же год были окончательно присоединены к Франции.

Вот он, король Ричард, за несколько мгновений до того, как его поразит роковая стрела! Кадр из фильма «Возвращение Робин Гуда» (1976 г.). Впрочем, в трактовке режиссера стрела была выпущена совсем не из арбалета, а просто брошена рукой одноглазого старика!

В 1307 году король Франции Филипп Красивый провел никем не ожидавшуюся и очень хорошо спланированную операцию против руководства ордена тамплиеров. Все они были арестованы и развезены по разным замкам, где и содержались под усиленной охраной. В Жизоре тамплиеров также арестовали и заточили в круглую башню внешней стены, где в заключении несколько тамплиеров высокого ранга находились до 1314 года. Сегодня о тех событиях говорит ее название – «Башня Узников». Правда, в годы Второй мировой войны она серьезно пострадала, но все же на стенах в помещениях ее второго и третьего ярусов сохранились сделанные тамплиерами надписи.

В качестве опорного пункта замок Жизор играл важную роль во время Столетней войны. Тогда, в 1419 году, он был взят войсками герцога Кларенса после трехдневной осады. После этого англичане сразу же принялись его укреплять, поскольку слабость его укреплений против появившихся бомбард была уже очевидна. Но в 1449 году Карлу VII удалось вернуть себе и Нормандию, и замок Жизор, и с этой поры у своих стен вражеских солдат он уже не видел. То есть, видел, конечно, но уже в веке ХХ! А в 1599 году замок и вовсе исключили из списка действующих французских крепостей, потому как перед пушками он устоять уже не мог!

Однако так уж получилось, что история замка Жизор на этом отнюдь не закончилась.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Жизорский замок Тамплиеров во Франции и его тайна

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 257 744
  • КНИГИ 591 268
  • СЕРИИ 22 052
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 551 241

«Жизор и загадка тамплиеров»

Насколько я помню, куда бы ни забрасывала меня судьба, странные и непонятные узы всегда притягивали меня к Жизору и долине реки Эпты. Я родился совсем в другом месте, и с Жизором у меня не было ничего общего. Я попал в эту область только в двадцать лет. Однако это место казалось таким близким, вроде тех, что являются человеку в детских грезах; при виде жизорского пейзажа создается впечатление, будто ты уже был там однажды, пусть это было в предыдущей жизни. Но, как бы то ни было, Жизор, долина Эпты будоражили мое воображение.

Я всегда гордился своей интуицией, своего рода врожденным даром, который, не сомневаюсь, я унаследовал от своих кельтских предков и который позволяет мне смутно ощущать истинную сущность вещей, незаметную за внешним фасадом. Я всегда хотел, чтобы мои мечты стали реальностью, потому что верю во всемогущество разума. Но я понял: чтобы эти мечтания воплотились в настоящей жизни, надо подчинить их игре в материю, то есть внешнего облика, наполнить их реальным содержанием. Мой рационалистический ум не склонен верить предположениям, даже самым незначительным, если я не узнаю, на чем они основываются. Я вовсе не отрицаю существование смутных сил бессознательного — напротив, я предоставляю им средство для воплощения. Так, я задался вопросом, почему и как мой разум путешествует по просторам Вексена в поисках затемненной зоны, располагающейся вдоль извилистого русла Эпты, под самыми стенами Жизорской крепости. Как говорится — кто ищет, тот найдет.

Из глубин моей памяти всплывает картинка времен моей юности, которая, однако, связана не с Жизором, но с Сен-Клер-сюр-Эпт. Речь идет о глуповатой иллюстрации из школьного учебника по истории Франции для начальных классов. На ней был изображен норманнский вождь Роллон, приносящий оммаж французскому королю Карлу III Простому. Подпись под рисунком гласила, что гордый норманн, которому предстояло поцеловать ногу государя, не захотел преклонять колени: он смело взял королевскую ногу и рванул ее вверх, сбросив несчастного Карла с его трона. Да, подчас поражаешься, как сильно детские иллюстрации из наших «Историй Франции» повлияли на наше воображение! И к эпизоду с Роллоном присоединяется другой: картинка со стареющим Карлом Великим в кресле, с печалью наблюдающим через окно своего дворца за ордой неистовых норманнов, готовых разграбить и сжечь монастырь. Однажды стоило бы написать историю по мотивам картинок из наших учебников!

Но именно в эти картинки и уходит корнями моя мечта о Жизоре. Поначалу это не имело никакого отношения к тамплиерам. Но, напротив, норманны напирают со всех сторон, обгоняемые своей жуткой славой, которая, скажем прямо, была не чем иным, как обманом, поскольку викинги были не более — впрочем, и не менее — жестокими грабителями, чем другие, так называемые христианские народы той эпохи.

В данном случае долина реки Эпты с раннего возраста представлялась мне границей, за которой все еще обретаются грозные норманны, о чьих грабительских набегах мне рассказывали в школе. Кроме того, для меня, жителя Парижа, долина Эпты была самой близкой природной границей. Я чувствовал, что между французским и нормандским Вексенами должно существовать фундаментальное различие, что Нормандия не Иль-де-Франс и даже не Франция. Я знал, что долгое время Нормандия принадлежала англичанам; мне еще рассказывали, что нормандцы завоевали Англию: как в таких условиях не рассматривать Нормандию как колыбель будущего государства Великобритании?

Эта мысль о присутствии в самом сердце Франции «чужой земли» захватила меня, тем более что я напоминал себе, как множество бретонцев участвовали в завоевательном походе на проклятых англосаксов, изгнавших моих далеких предков с их родного острова, заставив их пересечь Ла-Манш и обосноваться в Арморике. Вдруг нормандцы из врагов превратились в моих союзников, и цитадель Жизора, расположенная в семидесяти километрах от Парижа, стала первой вехой на пути, ведшем меня в воображаемую страну, которую я создавал по велению сердца и зачастую неосознанных устремлений, которые так характерны для ностальгических мечтаний юноши, считающего себя изгнанников из родных краев.

Другие факторы побуждали меня верить в реальность этой границы, особенно знакомство со средневековой литературой. Я довольно быстро выяснил, что большинство старых текстов этой литературы, которую называют французской, были составлены на англо-нормандском диалекте, начиная с знаменитой «Песни о Роланде». Что же касается «бретонских романов», то есть романов артуровского цикла, то, за исключением произведений Кретьена де Труа, они были написаны нормандскими клириками, в той или иной степени подчинявшимися королю Генриху II Плантагенету: «Роман о Бруте» (то есть о бретонцах) Роберта Васа, «Тристан» Беруля и Фомы Англичанина, «Безумие Тристана» (оксфордский манускрипт), лэ Марии Французской, которая, невзирая на свое имя, принадлежала к англо-нормандскому роду и, вероятно, приходилась сводной сестрой Генриху II. Мне, в то время все сильней ощущавшему себя настоящим бретонцем и гордившемуся славными бретонскими традициями, было очевидно, что нормандцы не могут быть никем, кроме как друзьями. Ну разве не их стараниями удалось познакомить мир с кельтскими легендами? Ведь именно благодаря им я заинтересовался их историей, литературой, готическим и романским искусством.

Читайте также:  Где находится большой Екатерининский дворец

Увы, все это произошло во время Второй мировой войны. Каждый день я узнавал, что тонны бомб обрушиваются на нормандские города. Что могло уцелеть там после таких разрушений? Сколько великих произведений искусства погибло под этим яростным смерчем? Эти скорбные события только увеличили мою симпатию к Нормандии, где все еще жил, я знал это, дух прежнего рыцарства и творения строителей соборов. По другую сторону Эпты, по другую сторону «границы», целая цивилизация была на грани исчезновения.

Первый раз я побывал в Жизоре в 1948 году. Старенький поезд, унесший меня за пределы парижского времени, долго петлял среди пригородных садов, затем пересек по мосту Уазу и выехал на озаряемое солнцем и продуваемое ветрами вексенское плато. На выходе из вокзала у меня вдруг появилось чувство, будто я оказался вне, на другой стороне границы, которую так давно хотел перейти. Правда, этот вокзал находился на левом берегу Эпты, то есть на французской стороне. Но напротив возвышалась внушительная громада замка. При виде этой твердыни я вспомнил слова французского короля Филиппа-Августа, сказавшего о ней: «Я хотел бы, чтобы стены этой крепости были украшены драгоценными каменьями, а каждый камень был из золота и серебра — при условии, что об этом не знал бы никто, кроме меня». Эта фраза юного короля была, без сомнения, шуткой, но шуткой, которая показывает, какую важность придавали во Франции и Англии жизорскому замку как звену политической и матримониальной стратегии. Но эти слова приобрели особое значение, когда их связали с легендарным сокровищем тамплиеров, якобы хранившимся в этих местах.

Однако в 1948 году я еще равным счетом ничего не знал об этом кладе, как и о раскопках, начатых хранителем замка. Дряхлый автобус провез меня по улицам города. Повсюду виднелись следы войны: руины напоминали о немецких бомбардировках, уничтоживших центр Жизора в 1940 году. Нельзя было без слез смотреть на обгоревший, полуразрушенный остров собора. На мгновение мне показалось, что я снова очутился в том ужасном времени, когда смерть ливнем падала с небес, извергаемая из недр германских самолетов с черными крестами, этими кошмарными Стукас, которые пикировали с поистине адским воем. Я был знаком с такими сценами войны не понаслышке. В 1940 году мне уже доводилось переживать немецкие бомбардировки. Мне вспомнилось, как мы вдвоем с бабушкой, растерянные и перепуганные, скитались по дорогам Верхней Нормандии в бессмысленной надежде попасть в недоступную Бретань. Заслышав рев моторов Стукас, мы сразу бросались в придорожную канаву. Этот рев навеки останется у меня в памяти, как и стрекотание пулеметов и черные кресты на крыльях этих кошмарных железных птиц. Для нас все происходившее было настоящим кошмаров. Только значительно позднее я узнал, что эти кресты ранее принадлежали тевтонским рыцарям, извечным соперникам тамплиеров.

Мир тайн

Непознанное и удивительное

Тайна замка Жизор

Замок Жизор — один из самых мощных, красивых и загадочных сооружений средневековой Европы. Он стоит на окраине одноименного города в Нормандии (63 км от Парижа) и в средние века являлся центром области Вексен. Эту древнюю крепость часто называют замком тамплиеров. Действительно, некоторое время Жизорский замок находился в руках тамплиеров. Впрочем, история его начинается гораздо раньше — в IX веке.

Река Эпт, на которой стоит замок, на протяжении нескольких столетий служила рубежом между французскими и английскими владениями в Нормандии. По обеим её сторонам было выстроено множество замков, наиболее важным из которых был Жизор. Он занимал стратегически важный пункт на вершине холма, господствующего над долиной Эпта. Через Жизор пролегали две дороги из Парижа в Руан: по реке и по суше.

Столь выгодно расположенный пункт вплоть до XV столетия оставался яблоком раздора. В 945 году французский король Людовик IV был вынужден отдать Жизор англичанам. В 1066 году другой французский король, Филипп I, отбил его у Вильгельма Завоевателя, но, увы, ненадолго. В 1087 году преемник Вильгельма Завоевателя, английский король Вильгельм II Рыжий полностью перестроил Жизор: насыпал искусственный холм высотой 14 метров и возвел на его вершине деревянные укрепления. В 1090 году новым владельцем замка стал рыцарь Тибо де Пайен — племянник Гуго де Пайена, основателя ордена тамплиеров. Так в первый раз судьба Жизора пересеклась с судьбой знаменитого ордена.

При Тибо де Пайене замок начал перестраиваться в камне. Холм был подсыпан и увеличен, на его вершине выросла внушительная восьмиугольная башня. Перестройкой руководил архитектор Роберт Беллем, которому помогал другой зодчий, Лефруа, много работавший по заказам тамплиеров. А в 1128 году, когда замок уже был готов, в нём побывал и сам основатель ордена тамплиеров — Гуго де Пайен. Рассказывают, что именно здесь, в Жизоре, знаменитый аббат Бернард Клервоский, сидя под сенью старинного вяза, собственноручно написал устав ордена тамплиеров.

За свою долгую жизнь замок повидал множество исторических персонажей, пережил неоднократное количество осад и стал участником разнообразных исторических событий.

В 1307 году начался разгром ордена тамплиеров. Французский король Филипп Красивый осуществил внезапную и хорошо подготовленную операцию против руководителей ордена. 29 ноября 1308 года в Жизор были привезены несколько тамплиеров высоких рангов. Они оставались здесь в заключении до 1314 года.

Об этом напоминает сегодня название входной башни замка — башня Узников. Хотя она и была серьёзно повреждена в годы Второй мировой войны, на стенах помещений второго и третьего яруса до сих пор сохранились надписи, оставленные заточёнными здесь тамплиерами.

В ходе Столетней войны замок неоднократно переходил из рук в руки. В 1419 году Жизор после трёхнедельной осады был захвачен войсками англичан, которые существенно перестроили замок. Реконструкция была главным образом направлена на то, чтобы средневековые укрепления могли устоять перед лицом нового грозного оружия — артиллерии. В 1449 году Карл VII вернул себе Нормандию вместе с Жизором, и с той поры замок уже не видел у своих стен чужих солдат. Впрочем, военное значение Жизора быстро сошло на нет: развитие артиллерии не оставило никаких шансов старинным твердыням. В 1599 году замок был исключён из списка французских крепостей.


Фото: chateauxmedievaux.com

Последнее приключение выпало на долю замка в 1944 году. Привлечённый слухами о зарытых в замке сокровищах тамплиеров, сторож Роже Ломуа в одну из ночей отправился раскапывать старый колодец, засыпанный землёй. Прокопав вглубь около 3 метров, он обнаружил боковую галерею, ответвлявшуюся от ствола колодца и уходившую куда-то в глубь холма. Попытку пробраться в неё едва не закончилась трагедией — произошёл обвал и Ломуа со сломанной ногой с большим трудом выбрался наверх.


Фото: chateauxmedievaux.com

Впрочем, это не остановило его, и, едва оправившись от травмы, Ломуа вместе со своим другом вновь отправился на поиски загадочного подземного хода. После нескольких дней непрерывных работ они на глубине 16 метров нашли пустую камеру размерами 4×4 метра, потом — ещё одну горизонтальную галерею, проложенную в толще холма. Ни одно из этих сооружений не было связано с какими-либо другими подземельями. История становилась всё более загадочной. Было ясно лишь то, что весь холм под замком Жизор пронизан какими-то подземными ходами и камерами. Но кто и с какой целью их построил?

В марте 1946 года Ломуа возобновил раскопки. Идя от конца обнаруженной им боковой галереи, ему удалось углубиться под землю на 21 метр. Здесь путь ему преградила каменная стена. Пробив в ней отверстие, Ломуа оказался в обширном подземелье. При свете фонаря он увидел, что это была настоящая старинная капелла романской архитектуры, длиной около 30 метров, шириной 9 метров и высотой 4,5 метра. В дальнем конце зала располагался каменный алтарь с балдахином над ним. Вдоль стен стояли статуи Христа и двенадцати апостолов. Ломуа насчитал в часовне 19 каменных саркофагов длиной около 2 метров каждый и не менее 30 старинных сундуков, скорее даже комодов, стоящих на полу. Каждый из них имел длину около 2,5 метров, высоту 1,8 метра и ширину 1,6 метра. Вскрыть их Ломуа, по его словам, не сумел.


Роже Ломуа

Поднявшись на поверхность, кладоискатель явился в мэрию и рассказал о своей необыкновенной находке, но ему не поверили. Никто из чиновников не решился спуститься под землю, чтобы удостовериться в правдивости рассказа смотрителя замка. Лишь два человека — родной брат Ломуа и один армейский офицер отправились по следам кладоискателя, но достичь капеллы они не сумели.

Между тем городские власти обвинили Ломуа в том, что своими самодеятельными раскопками он мог повредить фундаменты замка и нанести тем самым ущерб историческому памятнику. Ломуа был уволен. Однако он не оставлял своей мечты добраться до таинственной капеллы и в 1952 году сумел убедить двух богатых людей вложить деньги в это предприятие. Однако власти Жизора в обмен на разрешение вести поиски пожелали получить 80% сокровищ, если таковые удастся найти. При таких условиях предприятие не принесло бы никакой прибыли, поэтому инвесторы отказались финансировать его.

А что же клад тамплиеров? Действительно ли в недрах холма под Жизором скрывается таинственная капелла со скульптурами, саркофагами и загадочными сундуками? Ведь легенды утверждают, что именно здесь, под замком Жизор, с XIV века хранятся наиболее важные тайны и сокровища знаменитого ордена тамплиеров.

Существование подземных галерей под замком Жизор подтвердилось, найти же таинственный зал с сокровищами не удалось пока никому. Если эта капелла и существует, то она вряд ли может быть связана с орденом тамплиеров. Ведь замок находился во временном управлении рыцарей-храмовников лишь три года: с 1158 по 1161 год, и им не было никакого смысла укрывать что-либо в крепости, которая им не принадлежала. Но средневековая история Жизора и без тамплиеров была довольно бурной, и кто знает, может быть, действительно, кто-нибудь из его владельцев пожелал скрыть некую тайну в глубоких подземельях замка.

Использованы материалы книги Н.Н. Непомнящего»100 великих кладов» с сайта k2x2.info

Жизорский замок Тамплиеров во Франции и его тайна

Жизор и его башни

…Вот уже два часа мы колесили по залитым дождем дорогам. И это вместо сорока минут, которые обычно занимал путь от Парижа до маленького городка на самом краю Нормандии – цели нашей поездки. «Неспроста, неспроста. К такому месту легкие дороги не ведут», – бурчал мой приятель, московский писатель, с которым мы вместе отправились на встречу с тайной. Я помалкивал, так как в глубине души знал, что просто ошибся в выборе маршрута. Однако думать о происках высших сил было хотя и глупо, зато волнительно и приятно.

Жизор – крошечный и очень красивый городишко. В нем только одна главная улица. Зато посередине этого старинного местечка стоит роскошный, много раз перестраивавшийся собор Сент-Эсташ, или, по-нашему, Святого Евстафия. А еще в Жизоре есть замок – древняя королевская крепость, одно из самых мощных и загадочных сооружений средневековой Европы.

В этот дождливый осенний день в замке не было посетителей. Кроме нас, искателей тайн, в офисе замка скучали еще два туриста, отец с сыном-подростком.

Двенадцать массивных башен окружают пространство внутри крепости. Первое укрепление, деревянное, когда-то возвели на этом месте еще первые франкские короли из династии Меровингов. С тех пор Жизор непрерывно расширялся и укреплялся, переходя из одних властительных рук в другие. Замок принадлежал английским королям и французским монархам, герцогам Нормандским и могучим графам Анжуйским. В центре двора высится необычный донжон, главное укрепление Жизора. На коническом земляном холме – огромная восьмиугольная башня. Она обнесена по кругу еще одной высокой стеной с просторными воротами. Именно с этой башней связана одна из самых волнующих тайн французской истории, о которой вот уже полвека не перестают спорить ученые и любители древности во всем мире.

Находка бедняги Ломуа

Роже Ломуа, первооткрыватель подземного склепа

Во время Второй мировой войны смотрителем замка был некий Роже Ломуа. Никому в то время не было дела до древней крепости, поэтому Ломуа, не имевший никакого образования, исполнял в одном лице обязанности сторожа, садовника и экскурсовода. Этот человек, судя по всему, был одержим манией кладоискательства. Однажды он решил порыться в земляном холме, на котором стоит донжон. Ломуа выкопал в насыпи длинную и узкую вертикальную шахту глубиной около 16 метров. Там он наткнулся на подземную крипту размером четыре на четыре метра, совершенно пустую. Ломуа разбил одну из стен крипты и стал рыть горизонтальный ход в сторону донжона. И вскоре обнаружил еще одну каменную стену. Проломив ее, Ломуа попал в просторное подземное помещение, где увидел такое, что лишился дара речи.

Он оказался в просторном зале длиной тридцать и шириной девять метров. Высота его превышала четыре метра. Стены украшали статуи Христа и двенадцати апостолов. Вдоль стен стояли девятнадцать каменных саркофагов. Все центральное пространство зала занимали тридцать огромных металлических сундуков.

Ломуа понял, что нашел нечто больше, чем простой клад. Он отправился в муниципалитет городка, к тому времени только что освобожденного от оккупантов. Однако в мэрии его ждал совершенно неожиданный прием. Никого не заинтересовала находка Ломуа. Больше того, за несанкционированное кладоискательство Ломуа немедленно уволили. Совершенно огорошенный всем происшедшим, Ломуа не смог пережить шока. Он опустился, превратился в бомжа и стал скитаться по Франции, перебиваясь случайными заработками.

Спустя полтора десятка лет он нанялся на поденную работу в загородный дом парижского журналиста Жерара де Сада. Последний, скорее по привычке, чем из интереса, начал расспрашивать мрачного бродягу о его жизни. История с находкой в Жизоре поразила де Сада. Он немедленно отправился в этот городок, покопался в архивах и вскоре выпустил книгу, которую назвал «Тамплиеры среди нас». Версия де Сада была более чем экстравагантна: он уверял, что Ломуа случайно наткнулся на сокровища и архивы знаменитого ордена тамплиеров, тайны которого и по сей день волнуют историков всего мира

Дорога к Гробу Господню

Орден тамплиеров, или рыцарей-храмовников, был одним из самых необычных порождений средневековой европейской цивилизации. Девять рыцарей-крестоносцев основали его в начале XII века в Иерусалиме, избрав резиденцией местоположение бывшего храма царя Соломона. Они предприняли уникальный эксперимент, попытавшись превратить в монахов представителей высшего сословия средневековой Европы, рыцарей-дворян.

узник замка ваяет горельеф с распятием

И этот эксперимент удался. В течение 200 лет замкнутое сообщество воинов-монахов беззаветно защищало Святую Землю, отвоеванную крестоносцами у мусульман. В Европе тамплиеры располагали девятью тысячами владений, приносивших ежегодно миллионные доходы в золотой монете. Тамплиерам принадлежали также десятки замков в Палестине и на Западе. Рыцари участвовали во всех сражениях крестоносной эпопеи. Они никогда не отступали и не сдавались в плен, а если крестоносцев ждало поражение, то тамплиеры предпочитали смерть бегству с поля боя.

В 1291 году крестоносная эпоха подошла к концу, и крестоносцы потеряли свой последний оплот в Палестине – город Сен-Жан д’Акр. Его самыми упорными защитниками были тамплиеры. Вступая в орден, они клялись умереть, но не уйти из Святой Земли. И исполнили свою клятву. Когда город уже был взят мусульманами, рыцари-храмовники продолжали безнадежное сопротивление в собственном замке, расположенном в городском порту. Они бились еще 10 дней, днем и ночью отправляя из порта беженцев, женщин и детей, нашедших убежище в их крепости. Когда последняя лодка с беглецами отошла от причала, собравшиеся у пирса рыцари проводили ее прощальным боевым кличем и вернулись на стены замка. В конце концов уцелевшие израненные защитники твердыни заперлись в донжоне крепости. Мусульмане подкопали его стены, но рухнувшая башня погребла под собой не только последних уцелевших тамплиеров, но и более двух тысяч ворвавшихся в замок мусульман.

Читайте также:  Дворец Фредериксборг в Дании, фото и описание

В 1307 году французский король Филипп IV Красивый отдал приказ арестовать всех уцелевших тамплиеров своего королевства. До сих пор причины этого решения непонятны историкам. Для ареста была выбрана мистическая дата – пятница 13 октября. Король лично руководил операцией в парижской резиденции тамплиеров. Не желая сдаваться, несколько рыцарей покончили с собой, бросившись с вершины главной башни. Что искал король в убежище тамплиеров – загадка. Но известно, что итоги обыска привели его в бешенство. Архивы и сокровища, реликвии тамплиеров, собранные за 200 лет существования ордена, бесследно исчезли.

Арестованных тамплиеров допрашивали следователи, назначенные королем. Под пытками рыцари сознались в страшных вещах: в том, что, вступая в орден, они отрекались от Христа, в том, что поклонялись языческим идолам и практиковали сексуальные извращения. Правда, как только пытки заканчивались, рыцари немедленно отрекались от своих показаний. Но это не помогло храмовникам. Папа своей буллой распустил орден. Сотни тамплиеров умерли в застенках, были сожжены как еретики. Погиб на костре последний Великий Магистр тамплиеров, Жак де Молей, проклявший перед смертью папу и весь род французских королей. Уцелевших рыцарей отправили в тюрьмы на вечное заключение. Но в материалах следствия остались признания двух рыцарей. Они сообщили, что накануне ареста из парижской цитадели ордена отправились 60 рыцарей с лошадьми, навьюченными каким-то грузом, и с двумя также тяжело груженными огромными повозками. Этот караван был якобы перегружен на 18 галер ордена, ждавших в устье Сены. Куда ушли эти галеры, до сих пор неизвестно.

Какие только предположения не выдвинули после этого ученые, изучавшие историю ордена! Одни считали, что тамплиеры нашли в Палестине уникальные реликвии Ветхого завета, в том числе знаменитый Ковчег завета. Другие полагали, что храмовники стали обладателями тайных свидетельств о подлинном происхождении и жизни Христа. Третьи видели в них хранителей старинного восточного эзотерического знания, секретов египетских и вавилонских жрецов, удачливых алхимиков и колдунов

изображение ангелов поддерживающих щит, и вход в крепость

. Мы спускаемся в глубокий мрачный подвал самой большой башни замки Жизор, Башни узников. В течение многих веков именно сюда французские короли прятали своих самых секретных заключенных. В 1307 году сюда заточили нескольких высокопоставленных тамплиеров. На стенах своего узилища они оставили странные изображения, вырезанные в камне. В тусклом свете ламп, освещающих каменный мешок, мы видим какие-то шифрованные надписи, абрисы пылающего сердца, крестов, астральных знаков. Вот огромная повозка везет куда-то тяжелый груз. Но самое странное изображение – фигурки дикарей в юбках из пальмовых листьев и с перьями в волосах. Американские индейцы? Но как о них могли знать тамплиеры, окончившие свои дни в начале XIV века? Де Сад был уверен, что в этих странных граффити узники-тамплиеры зашифровали свое завещание, и в том числе – информацию о месте захоронения сокровищ и секретных архивов ордена.

Под всей территорией крепости тянется разветвленная сеть подземных ходов. Низкие, выложенные камнем проходы образуют настоящий лабиринт. В двух местах ходы перекрыты массивной кладкой. Ходы заложены давно, и никто не пытался узнать, что там, за рядами огромных каменных глыб.

Тамплиеры среди нас

Когда переполненная сенсационными гипотезами книга де Сада увидела свет, во Франции разразился настоящий скандал. Нашлись ученые, которые разыскали в архивах косвенные подтверждения рассказа Ломуа и версий де Сада. Выяснилось, что во второй половине XII века Жизор действительно несколько лет управлялся тамплиерами, которым доверили этот замок французские короли. Они вполне могли подготовить убежище для казны и документов ордена. Под влиянием возбужденной общественности министр культуры Андре Мальро вынужден был направить в Жизор группу специалистов для проверки сведений, сообщенных в книге де Сада. Однако итоги работы этой комиссии оказались обескураживающими.

Парижские эксперты даже не пытались исследовать выкопанную Ломуа шахту, полузасыпанный вход в которую еще виднелся на поверхности холма. Они пришли к выводу, что эта нора создает угрозу фундаменту могучей башни донжона. Поэтому без всякого предварительного изучения прокопанный Ломуа лаз был засыпан землей и даже забетонирован. С тех пор больше никому не удалось получить разрешение от французских властей на изучение подземелий жизорского замка.

Узнав об итогах пребывания в Жизоре экспертов министерства культуры Франции, де Сад разразился новой версией. Наследники тамплиеров и сегодня живут среди нас, уверял журналист. Они скрываются за вывесками различных тайных и оккультных обществ. Они пронизали своим влиянием государственную машину Франции. Они знают о спрятанных в подземельях Жизора секретных архивах и сокровищах давно погибшего ордена. Но не хотят делиться своим знанием с человечеством. Снабженная этой оригинальной версией, книга де Сада выдержала десятки переизданий не только во Франции, но и по всему миру.

распятие Христа; женщина в образе Богородицы; молящийся перед ней человек

Шесть мест где могут быть спрятаны сокровища Тамплиеров. Часть 2

Жизор – крошечный и очень красивый городишко. В нем только одна главная улица, зато посередине этого старинного местечка стоит роскошный, много раз перестраивавшийся собор Сент-Эсташ, или, по-нашему, Святого Евстафия.

А еще в Жизоре есть замок – древняя королевская крепость, одно из самых мощных и загадочных сооружений средневековой Европы. Двенадцать массивных башен окружают пространство внутри крепости.

Первое укрепление, деревянное, когда-то возвели на этом месте еще первые франкские короли из династии Меровингов. С тех пор Жизор непрерывно расширялся и укреплялся, переходя из одних властительных рук в другие.

Замок принадлежал английским королям и французским монархам, герцогам Нормандским и могучим графам Анжуйским.

В центре двора высится необычный донжон, главное укрепление Жизора.

На коническом земляном холме – огромная восьмиугольная башня. Она обнесена по кругу еще одной высокой стеной с просторными воротами.

Именно с этой башней связана одна из самых волнующих тайн французской истории, о которой вот уже полвека не перестают спорить ученые и любители древности во всем мире.

тамплиерыВо время Второй мировой войны смотрителем замка был некий Роже Ломуа. Никому в то время не было дела до древней крепости, поэтому Ломуа, не имевший никакого образования, исполнял в одном лице обязанности сторожа, садовника и экскурсовода.

Этот человек, судя по всему, был одержим манией кладоискательства.

Однажды он решил порыться в земляном холме, на котором стоит донжон. Ломуа выкопал в насыпи длинную и узкую вертикальную шахту глубиной около 16 метров. Там он наткнулся на подземную крипту размером четыре на четыре метра, совершенно пустую.

Ломуа разбил одну из стен крипты и стал рыть горизонтальный ход в сторону донжона и вскоре обнаружил еще одну каменную стену.

Проломив ее, Ломуа попал в просторное подземное помещение, где увидел такое, что лишился дара речи.

Он оказался в просторном зале длиной тридцать и шириной девять метров. Высота его превышала четыре метра. Стены украшали статуи Христа и двенадцати апостолов.

Вдоль стен стояли девятнадцать каменных саркофагов. Все центральное пространство зала занимали тридцать огромных металлических сундуков.

Ломуа понял, что нашел нечто больше, чем простой клад.

Он отправился в муниципалитет городка, к тому времени только что освобожденного от оккупантов. Однако в мэрии его ждал совершенно неожиданный прием – там совершенно никого не заинтересовала находка Ломуа.

Больше того, за несанкционированное кладоискательство Ломуа немедленно уволили.

Совершенно огорошенный всем происшедшим, Ломуа не смог пережить шока. Он опустился, превратился в бомжа и стал скитаться по Франции, перебиваясь случайными заработками.

Спустя полтора десятка лет он нанялся на поденную работу в загородный дом парижского журналиста Жерара де Сада.

Последний, скорее по привычке, чем из интереса, начал расспрашивать мрачного бродягу о его жизни. История с находкой в Жизоре поразила де Сада.

Он немедленно отправился в этот городок, покопался в архивах и вскоре выпустил книгу, которую назвал «Тамплиеры среди нас».

Версия де Сада была более чем экстравагантна: он уверял, что Ломуа случайно наткнулся на сокровища и архивы знаменитого ордена тамплиеров, тайны которого и по сей день волнуют историков всего мира.

В течение многих веков именно в замок Жизор французские короли прятали своих самых секретных заключенных.

В 1307 году сюда заточили нескольких высокопоставленных тамплиеров, которые на стенах своего узилища оставили странные изображения, вырезанные в камне.

В тусклом свете ламп, освещающих каменный мешок, мы видим какие – то шифрованные надписи, абрисы пылающего сердца, крестов, астральных знаков.

Вот огромная повозка везет куда-то тяжелый груз. Но самое странное изображение – фигурки дикарей в юбках из пальмовых листьев и с перьями в волосах.

Но как о них могли знать тамплиеры, окончившие свои дни в начале XIV века?

Де Сад был уверен, что в этих странных граффити узники-тамплиеры зашифровали свое завещание, и в том числе – информацию о месте захоронения сокровищ и секретных архивов ордена.

Под всей территорией крепости тянется разветвленная сеть подземных ходов. Низкие, выложенные камнем проходы образуют настоящий лабиринт.

В двух местах ходы перекрыты массивной кладкой. Ходы заложены давно, и никто не пытался узнать, что там, за рядами огромных каменных глыб.

Когда переполненная сенсационными гипотезами книга де Сада увидела свет, во Франции разразился настоящий скандал.

Нашлись ученые, которые разыскали в архивах косвенные подтверждения рассказа Ломуа и версий де Сада.

Выяснилось, что во второй половине XII века Жизор действительно несколько лет управлялся тамплиерами, которым доверили этот замок французские короли. Они вполне могли подготовить убежище для казны и документов ордена.

Под влиянием возбужденной общественности министр культуры Андре Мальро вынужден был направить в Жизор группу специалистов для проверки сведений, сообщенных в книге де Сада. Однако итоги работы этой комиссии оказались обескураживающими.

Парижские эксперты даже не пытались исследовать выкопанную Ломуа шахту, полузасыпанный вход в которую еще виднелся на поверхности холма. Они пришли к выводу, что эта нора создает угрозу фундаменту могучей башни донжона.

Поэтому без всякого предварительного изучения прокопанный Ломуа лаз был засыпан землей и даже забетонирован.

С тех пор больше никому не удалось получить разрешение от французских властей на изучение подземелий жизорского замка.

Узнав об итогах пребывания в Жизоре экспертов министерства культуры Франции, де Сад разразился новой версией.

Наследники тамплиеров и сегодня живут среди нас, уверял журналист. Они скрываются за вывесками различных тайных и оккультных обществ. Они пронизали своим влиянием государственную машину Франции.

Они знают о спрятанных в подземельях Жизора секретных архивах и сокровищах давно погибшего ордена, но не хотят делиться своим знанием с человечеством.

Снабженная этой оригинальной версией, книга де Сада выдержала десятки переизданий не только во Франции, но и по всему миру.

. Еще одна своеобразная легенда, что сокровища тамплиеров, «отправляли» в фундаменты старой Москвы, которые на деньги восточных последователей Ордена якобы закладывал Иван Калита. В пользу этой версии «говорит» то, что в одну из ночей перед волной арестов, сокровища тамплиеров были вывезены из Парижа и доставлены в порт Ла-Рошель, где погружены на 18 галер, отбывших в «неизвестном направлении«. А в 1307 году Юрий Данилович Московский находился в Новгороде, где вместе с новгородским архиепископом и всеми людьми встретил заморских странников-пилигримов, прибывших на 18 набойных насадах.

Они привезли «несметное многое множество золотой казны, жемчуга и камения драгоценные«, чем поклонились князю Юрию, владыке и всем людям; затем мореходные странники пожаловались встречавшим на «всю неправду князя галлов и папы«. Как раз после разгрома Ордена во Франции с 1307 по 1340 год Москва из скромного уезда превращается в великое княжество. И неслучайно, мол, с 1325 года Москва становится столицей Русской церкви, местом постоянного пребывания митрополита всея Руси.

Авторы этой смелой теории утверждают, что прежде чем стать столицей светского государства Москва длительное время была опорным пунктом, или комтурством, тамплиеров. Из летописей известно, что с 1305 по 1314 год имел место массовый приезд в Москву служилых людей. Эти рыцари «на коне в доспехе полном» приезжали из орды, из Литвы и «от немец» и были как раз тамплиерами, сбежавшими от инквизиции и французского короля.

В 1982 году в Лондоне вышла книга «Святая кровь и святой Грааль», пролившая свет на всю историю духовно-рыцарских орденов вообще и на орден тамплиеров в частности.

Изучив архивные документы, ее авторы пришли к выводу, что официальная история ордена «Братьев Христа» – миф!

Оказывается, уже в самый момент своего основания орден храмовников был не самостоятельной организацией, а военной ветвью другого, глубоко законспирированного Сионского ордена, возникшего на рубеже XI-XII веков.

Его рыцари создали тайное общество с жесткой иерархией, все члены которого разделялись на семь степеней.

В 1118 году пятая степень – крестоносцы святого Иоанна – образовали орден рыцарей Иоанна Иерусалимского и стали называться госпитальерами и иоаннитами. Почти одновременно из Сионского ордена выделились тамплиеры.

А через восемьдесят лет из госпитальеров возник Тевтонский орден.

Таким образом, три самых известных духовно-рыцарских ордена были рождены одной и той же тайной организацией, выступая как ее легальные части.

После потери Палестины Сионский орден становится еще более законспирированным, но продолжает руководить своими легальными ветвями. Его магистры предвидели печальный конец ордена тамплиеров и загодя приняли меры.

Это было жестокое решение: не тратить силы на спасение скомпрометировавших себя храмовников, а направить их на сохранение главного – структуры своей наднациональной империи, ее богатств и связей.

Руководство Сионского ордена обрекло на гибель тамплиеров, попавших под дознание инквизиторов, приказав им сознаться в самых страшных грехах.

Это превратило дело храмовников в обычное для того времени инквизиторское расследование о ереси и ведовстве и увело следствие от главного – существования межнациональной тайной организации.

Руководство Сионского ордена не собиралось отдавать властям свое золото, только номинально принадлежавшее тамплиерам. Поскольку оно предвидело грядущие события за несколько лет, у него было время вывезти свои сокровища.

Да и возможностей для этого было предостаточно.

Выбор магистров ордена пал на Англию, которую они избрали орудием мести Франции за разгром тамплиеров.

Задумав финансировать отмщение, руководители Сионского ордена понимали, что открыто, легально передать английскому королю сокрытое тамплиерское золото нельзя. Застав в резиденциях храмовников пустые хранилища, папские агенты внимательно следили, не появятся ли где-нибудь в Европе драгоценности неизвестного происхождения.

Да и английскому королевскому дому было не с руки принимать на себя обвинения в присвоении золота еретиков. Нужно было найти способ «отмывания» утаенного золота.

Его предложил не кто иной, как сам великий магистр Сионского ордена Гийом де Жизор, увлекавшийся алхимией.

С начала XIV века попытки превратить неблагородные металлы в золото становятся в алхимических трактатах и практике преобладающими. Европу охватывает настоящая золотая лихорадка.

Нет, кажется, ни одного врача или аптекаря, который не пробовал бы открыть секрет получения золота.

В европейских городах появляются целые кварталы алхимиков. Лаборатории сооружаются при королевских дворцах и монастырях, купцы, феодалы и князья церкви тратят целые состояния на финансирование работ алхимиков.

Подобные «эпидемии» никогда не возникают на пустом месте, им обязательно предшествуют какие-то необычные, но реальные события, поразившие воображение современников.

Было такое событие и у истоков трансмутационного направления в алхимии. В первые годы XIV века таинственный «просвещенный доктор» Раймонд Луллий по заказу английского короля Эдуарда I изготовил 25 тонн золота! Отчеканенные из него монеты дошли до наших дней, и самые придирчивые анализы показали: золото Луллия настоящее !

Читайте также:  Замок Чешский Штернберг, история и месторасположения

Есть все основания утверждать, что Луллий никогда не занимался алхимией.

На самом деле все приписываемые ему трактаты в этой области созданы неизвестными авторами значительно позднее – в XV-XVI веках. Настоящей специальностью Луллия была не алхимия, а схоластическая логика.

Руководителям Сионского ордена для прикрытия своей операции с «отмыванием» золота тамплиеров нужен был высокий научный авторитет Луллия в средневековой Европе, чтобы заставить общество поверить, что найден надежный способ превращения простых металлов в золото.

Это позволило бы легализовать неизвестно откуда появившееся в большом количестве, а на самом деле утаенное тамплиерское золото.

Луллий взялся сыграть эту неблаговидную роль, потому что был близок к магистрам Сионского ордена, а возможно, даже сам был его тайным членом.

Золото к тому времени уже давно находилось в Англии, и почтенному ученому нужно было лишь создать видимость, будто он изготовил его из неблагородных металлов. Когда обман, а по современной терминологии «операция прикрытия», достиг своей цели, его миссия закончилась.

В 1307 году в Англии умер Эдуард I. Сионские магистры благоразумно отказались иметь дело с его преемником Эдуардом II, слабым и развращенным человеком, и предпочли дождаться восшествия на престол Эдуарда III, который и начал Столетнюю войну.

Когда в 1337 году разразилась Столетняя война между Англией и Францией, военные успехи бритов ошеломили современников. Ведь в то время Англия была не той богатой и могущественной державой, какой она стала в течение последующих веков, а бедным захолустьем Европы. В военном и экономическом отношении она не шла ни в какое сравнение с процветающей Францией.

И вдруг в распоряжении короля Эдуарда III оказываются несметные богатства. Тогдашний английский золотой «нобль» сыграл на начальном этапе Столетней войны не меньшую роль, чем стрелы английских лучников.

Именно с помощью золота англичане добились расположения к ним гасконского и бордоского рыцарства.

Именно золотом были подкуплены муниципалитеты французских городов, перешедших под власть английского короля.

Наконец, именно золотом тамплиеров оплачивались многочисленные «вольные» и «белые» отряды лучников, профессиональной наемной пехоты, снискавшие Англии славу в сражениях при Креси и Пуатье.

Месть Сионского ордена удалась вполне.

Вслед за военными на французскую землю пришли голод, разруха, феодальные междоусобицы, народные мятежи. Целые области королевства на десятилетия оказались ввергнуты в кровавую анархию.

И все это было сделано на золото, чье происхождение до сих пор ставит историков в тупик.

На исчезнувшее золото тамплиеров.

Этьен Кассе в своей книге «Фальсифицированная история» выдвигает следующую гипотезу:

«. тамплиеры под ужасными пытками так и не открыли тайны, где находится их золото.

А методы допроса к ним применялись, между прочим, самые жестокие.

И ни один представитель верхушки, а о судьбе сокровищ наверняка знали многие, не проронил ни слова.

Храмовники признавались в мужеложстве, ереси, других смертных грехах, но упорно молчали в ответ на вопрос о каком-то презренном металле.

Так может, никаких тайных сокровищ тамплиеров и не было?

Доходы ордена были велики, но и расходы внушали уважение. Общее сальдо могло оставаться не слишком впечатляющим.

Какие-то капиталы у рыцарей были, но они, вероятно, находились в обороте, а не лежали бесполезным грузом в каких-то сырых подвалах.»

Тайна замка Монсегюр

«Проклятое место на святой горе», — так говорят народные предания о пятиугольном замке Монсегюр. Юго-запад Франции, где он расположен, — вообще страна чудес, изобилующая величественными руинами, легендами и сказаниями о «рыцаре чести» Парсифале, кубке Святого Грааля и, конечно же, волшебном Монсегюре. По своей мистичности и загадочности эти места сравнимы разве что с немецким Брокеном. Каким же трагическим событиям обязан Монсегюр своей славой?

«Тогда я вам открою, — молвил отшельник. — Тот, кому назначено сидеть на этом месте, еще не зачат и не рожден, но не пройдет еще и года, как будет зачат тот, который займет Погибельное Сидение, и он же добудет Святой Грааль».

В 1944 году в ходе упорных и кровопролитных боев союзники занимали отбитые у немцев позиции. Особенно много французских и английских солдат полегло на стратегически важной высоте Монте-Кассино, пытаясь завладеть замком Мосегюр, где засели остатки 10-й немецкой армии. Осада замка продолжалась 4 месяца. Наконец после массированных бомбардировок и высадки десанта союзники пошли на решающий штурм.

Замок был разрушен практически до основания. Однако немцы продолжали оказывать сопротивление, хотя участь их уже была решена. Когда солдаты союзников вплотную приблизились к стенам Монсегюра, произошло что-то необъяснимое. На одной из башен взвился большой флаг с древним языческим символом — кельтским крестом.

К этому древнегерманскому ритуалу обычно прибегали лишь тогда, когда нужна была помощь высших сил. Но все было тщетно, и захватчикам уже ничто не могло помочь.

Этот случай был далеко не единственным в долгой и полной мистических загадок истории замка. А началась она еще в VI веке, когда на горе Кассино, считавшейся священным местом еще с дохристианских времен, святым Бенедиктом в 1529 году был основан монастырь. Кассино была не очень высокой и скорее походила на сопку, но склоны ее отличались крутизной — именно на таких горах в старину и закладывались неприступные замки. Недаром на классическом французском диалекте Монсегюр звучит как Мон-сюр — Надежная гора.

850 лет тому назад в замке Монсегюр разыгрался один из самых драматических эпизодов европейской истории. Инквизиция Святейшего престола и армия французского короля Людовика IX почти год вели осаду замка. Но им так и не удалось справиться с двумястами еретиками-катарами, засевшими в нем. Защитники замка могли покаяться и уйти с миром, но вместо этого предпочли добровольно взойти на костер, тем самым они сохранили в чистоте свою загадочную веру.

И до наших дней нет однозначного ответа на вопрос: откуда в Южную Францию проникла катарская ересь? Первые ее следы появились в этих краях в XI веке. В те времена южная часть страны, входившая в Лангедокское графство, простиравшееся от Аквитании до Прованса и от Пиренеев до Креси, была практически независимой.

Правил этой обширной территорией Раймонд VI, граф Тулузский. Номинально он считался вассалом французского и арагонского королей, а также императора Священной Римской империи, но по знатности, богатству и силе не уступал ни одному из своих сюзеренов.

В то время как на севере Франции господствовало католичество, во владениях графов Тулузских все шире распространялась опасная катарская ересь. По мнению некоторых историков, она проникла туда из Италии, которая, в свою очередь, позаимствовала это религиозное учение от болгарских богомилов, а те — от манихеев Малой Азии и Сирии. Число тех, кого потом называли катарами (по-гречески — «чистыми»), множилось как грибы после дождя.

«Нет одного бога, есть два, которые оспаривают господство над миром. Это бог добра и бог зла. Бессмертный дух человечества устремлен к богу добра, но бренная его оболочка тянется к темному богу» — так учили катары. При этом наш земной мир они считали царством Зла, а мир небесный, где обитают души людей, — пространством, в котором торжествует Добро. Поэтому катары легко расставались с жизнью, радуясь переходу своих душ во владения Добра и Света.

По пыльным дорогам Франции колесили странные люди в остроконечных колпаках халдейских звездочетов, в подпоясанных веревкой одеждах — катары повсюду проповедовали свое учение. Брали на себя столь почетную миссию так называемые «совершенные» — подвижники веры, давшие обет аскетизма. Они полностью порывали с прежней жизнью, отказывались от имущества, придерживались пищевых и ритуальных запретов. Зато им были открыты все тайны учения.

К другой группе катаров относились так называемые «профаны», то есть рядовые последователи. Они жили обычной жизнью, веселой и шумной, грешили, как все люди, но при этом благоговейно соблюдали те немногие заповеди, которым их научили «совершенные».

Новую веру особенно охотно принимали рыцари и знать. Большинство знатных семейств в Тулузе, Лангедоке, Гаскони, Русильоне стали ее приверженцами. Они не признавали католической церкви, считая ее порождением дьявола. Такое противостояние могло закончиться только кровопролитием.

Первое столкновение католиков с еретиками произошло 14 января 1208 года на берегу Роны, когда во время переправы один из оруженосцев Раймунда VI ударом копья смертельно ранил папского нунция. Умирая, священник прошептал своему убийце: «Пусть Господь простит тебя, как прощаю я». Но католическая церковь не простила ничего. К тому же на богатое Тулузское графство давно имели виды французские монархи: и Филипп II, и Людовик VIII мечтали присоединить богатейшие земли к своим владениям.

Граф Тулузский был объявлен еретиком и последователем сатаны. Католические епископы бросили клич: «Катары — гнусные еретики! Надо огнем выжечь их, да так, чтобы семени не осталось. » Для этого была создана святая инквизиция, которую папа подчинил ордену доминиканцев — этим «псам господним» (Dominicanus — domini canus — господни псы).

Так был объявлен крестовый поход, который впервые был направлен не столько против иноверцев, сколько против христианских земель. Интересно, что на вопрос солдата о том, как отличить катаров от добрых католиков, папский легат Арнольд да Сато ответил: «Убивайте всех: Бог узнает своих!»

Крестоносцы опустошили цветущий южный край. В одном только городе Безье, согнав жителей к церкви Святого Назария, они перебили 20 тысяч человек. Катаров вырезали целыми городами. Земли Раймунда VI Тулузского были у него отняты.

В 1243 году единственным оплотом катаров оставался только старинный Монсегюр — их святилище, превращенное в военную цитадель. Здесь собрались практически все уцелевшие «совершенные». Они не имели права носить оружие, так как в соответствии с их учением оно считалось прямым символом зла.

Тем не менее, этот маленький (в двести человек) невооруженный гарнизон почти 11 месяцев отбивал атаки 10-тысячного войска крестоносцев! О том, что происходило на крошечном пятачке на вершине горы, стало известно благодаря сохранившимся записям допросов уцелевших защитников замка. Они таят в себе удивительную историю мужества и стойкости катаров, которая до сих пор поражает воображение историков. Да и мистики в ней хватает.

Епископ Бертран Марти, организовывавший защиту замка, хорошо понимал, что его сдача неизбежна. Поэтому еще до Рождества 1243 года он отправил из крепости двух верных служителей, которые вынесли на себе некое сокровище катаров. Говорят, что оно до сих пор спрятано в одном из многочисленных гротов в графстве Фуа.

2 марта 1244 года, когда положение осажденных стало невыносимым, епископ начал вести переговоры с крестоносцами. Крепость сдавать он не собирался, но ему очень нужна была отсрочка. И он ее получил. За две недели передышки осажденным удается втащить на крохотную скальную площадку тяжелую катапульту. А за день до сдачи замка происходит почти невероятное событие.

Ночью четверо «совершенных» спускаются на веревке с горы высотой 1200 метров и уносят с собой некий сверток. Крестоносцы спешно снарядили погоню, но беглецы словно растворились в воздухе. Вскоре двое из них объявились в Кремоне. Они с гордостью рассказали об удачном исходе своей миссии, но что им удалось спасти, неизвестно до сих пор.
Только вряд ли обреченные на смерть катары — фанатики и мистики —стали бы рисковать жизнью ради золота и серебра. Да и какой груз могли унести на себе четверо отчаянных «совершенных»? Значит «сокровище» катаров было иного свойства.

Монсегюр всегда являлся для «совершенных» святым местом. Это они возвели на вершине горы пятиугольный замок, попросив у прежнего хозяина, своего единоверца Рамона де Пиреллы, разрешения перестроить крепость по своим чертежам. Здесь в глубокой тайне катары совершали свои обряды, хранили священные реликвии.

Стены и амбразуры Монсегюра были строго ориентированы по странам света подобно Стоунхенджу, поэтому «совершенные» могли вычислять дни солнцестояния. Архитектура замка производит странное впечатление. Внутри крепости возникает чувство, что вы находитесь на корабле: низкая квадратная башня на одном конце, длинные стены, выгораживающие узкое пространство посередине, и тупой нос, напоминающий форштевень каравеллы.

В августе 1964 года спелеологи на одной из стен обнаружили какие-то значки, насечки и чертеж. Он оказался планом подземного хода, идущего от подножия стены к ущелью. Затем был открыт и сам ход, в котором нашли скелеты с алебардами. Новая загадка: кем были эти люди, погибшие в подземелье? Под фундаментом стены исследователи обнаружили несколько интересных предметов с нанесенными на них катарскими символами.

На пряжках и пуговицах была изображена пчела. Для «совершенных» она символизировала тайну оплодотворения без физического контакта. Была также найдена странная свинцовая пластина длиной 40 сантиметров, сложенная пятиугольником, который считался отличительным знаком апостолов «совершенных». Катары не признавали латинский крест и обожествляли пятиугольник — символ рассеивания, распыления материи, человеческого тела (вот, видимо, откуда странная архитектура Монсегюра).

Анализируя ее, видный специалист по катарам Фернан Ньель подчеркивал, что именно в самом замке «был заложен ключ к обрядам — тайна, которую «совершенные» унесли с собой в могилу».

До сих пор есть немало энтузиастов, которые ищут в окрестностях и на самой горе Кассино зарытые клады, золото и драгоценности катаров. Но больше всего исследователей интересует та святыня, которую спасли от поругания четверо смельчаков. Некоторые предполагают, что «совершенные» владели знаменитым Граалем. Ведь недаром и сейчас в Пиренеях можно услышать такую легенду:

«Когда стены Монсегюра еще стояли, катары охраняли Священный Грааль. Но Монсегюр был в опасности. Рати Люцифера расположились под его стенами. Им нужен был Грааль, чтобы снова заключить его в корону их властелина, из которой он выпал, когда падший ангел был повержен с небес на землю. В момент наивысшей для Монсегюра опасности с неба явился голубь и своим клювом расщепил гору Табор. Хранительница Грааля бросила ценную реликвию в недра горы. Гора сомкнулась, и Грааль был спасен».

Для одних Грааль — это сосуд, в который Иосиф Аримафейский собрал кровь Христа, для других — блюдо Тайной вечери, для третьих — нечто вроде рога изобилия. А в легенде о Монсегюре он предстает в виде золотого изображения Ноева ковчега. По преданию, Грааль обладал магическими свойствами: мог излечивать людей от тяжелых недугов, открывать перед ними тайные знания. Священный Грааль могли видеть лишь чистые душой и сердцем, а на нечестивцев он обрушивал великие беды. Ставшие его обладателями обретали святость — кто на небе, кто на земле.

Некоторые ученые считают, что тайна катаров заключалась в знании скрытых фактов из земной жизни Иисуса Христа. Они якобы владели информацией о его земных жене и детях, которые после распятия Спасителя были тайно переправлены на юг Галлии. Согласно легенде, в Священный Грааль была собрана кровь Иисуса.

В этом принимала участие евангельская Магдалина — таинственная личность, которая, вероятно, и была его женой. Известно, что она добралась до Европы, из чего следует, что потомки Спасителя и основали династию Меровингов, т. е. род Святого Грааля.

По преданию, после Монсегюра священный Грааль был доставлен в замок Монреаль-де-Со. Оттуда он перекочевал в один из соборов Арагона. Затем его якобы вывезли в Ватикан. Но никаких документальных подтверждений этому нет. А может быть, священная реликвия снова вернулась в свое святилище — Монсегюр?

Ведь недаром же Гитлер, мечтавший о мировом господстве, так упорно и целенаправленно организовывал поиски Священного Грааля в Пиренеях. Немецкие агенты исследовали там все заброшенные замки, монастыри и храмы, а также горные пещеры. Но все было безрезультатно.

Гитлер надеялся с помощью этой священной реликвии переломить ход войны. Но даже если бы фюреру и удалось завладеть ею, то вряд ли бы это спасло его от поражения, также как и тех немецких солдат, которые пытались защитить себя в стенах Монсегюра с помощью древнего кельтского креста. Ведь, согласно легенде, неправедных хранителей чаши Грааля и тех, кто сеет на земле Зло и смерть, настигает Божий гнев.

Ссылка на основную публикацию